Приветствую Вас Гость
Воскресенье
22.10.2017
20:17

Сонное Царство

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Мифы и Легенды Народов Мира » общий раздел » «Огненный дракон» («Огненный дракон»)
«Огненный дракон»
ШаманычДата: Суббота, 23.05.2009, 20:10 | Сообщение # 1
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline

«Огненный дракон»
С.Н. Рерих
Теме «ИЕРАРХИЯ», принятой для изучения на 6-м Фестивале, посвящается.

В картине заключена столь большая символика, что охватить это даже в обширной заметке для вестника не представляется возможным, ведь фактически это – обо всех Великих Учителях и долгой эволюции их работы на Земле, такими знаниями мы, естественно, и не располагаем, ну, а того, что сказано в «Тайной Доктрине» хватит не на одну книгу… Поэтому мы постараемся очертить описание полотна С.Н. рамками наших весьма скромных возможностей и размерами вестника, т.е. -целесообразностью.

…Величественно стоит красивый мужчина восточного типа в китайских одеждах, над головой его – светящийся нимб святости (кстати, очень напоминающий Солнце, но, как известно, Вл.Шамбалы находится в сердце Солнца и имя ему - Ра…), у ног его извивается могучий Змий-Дракон с крыльями, хвост его уходит далеко назад и вверх. От Человека-дракона в разные стороны расходятся чёткие красно-голубо-розовые волны, расширяясь от центра к периферии – вибрации излучений (?). Руки мужчины изображают «мудры» - символические знаки, подаваемые движениями тела и особенно пальцев рук – порой они (включая всю позу) означают некий важнейший символ, а пальцы – отдельные буквы или звуки, дающие новую трактовку всему символу. В руке веер, напоминающий крыло Дракона.

Сложные и красочные одежды Дракона-человека мы не берёмся комментировать, хотя – убеждены – они имеют значение на данном полотне. В них малиновые, синие и белые цвета преобладают.

Голова В.Уч. окружена сиянием, хвост Дракона уходит далеко за спину В.Уч. Ощущение, что они вместе как бы парят в облаках… но при этом - ногами Он опирается на синие волны, справа и слева от моря – горы. И таким образом указаны все четыре Стихии – Огонь, Воздух, Вода и Земля.

Яркое, броское и чем-то всё же хотя и завораживающее, но и пугающее полотно Святослава Николаевича (срабатывает частично западный менталитет в нашем, как считается, синтетическом, российском мировоззрении). То ли это Человек-Дракон, то ли Дракон-Человек, или Дракон, покорённый Человеком?

На санскрите «дргвиша» - змея, животное чуткое, сторожевое, всегда оглядывающееся. В русский «дракон» перешло, как полагают из греческого, где оно связано с словом «деркомаи» - видеть и означает «зоркий», «островидящий». В английский путь его лежал через латынь и французский, и оно преобразилось в «драгон».

Цвета картины, в основном – сиреневые и светло-фиолетовые, красные и синие. Фиолетовый фон - к цветам Матери Мира – это и символ высочайшего напряжения и знак того, что Учитель-Дракон послан именно Матерью Мира.

Но, помимо этого, Драконами, Змиями Мудрости, Нагами именовались В.Уч., когда они впервые пришли на нашу Землю из Дальних миров (с планет Венера и Юпитер, их было 7, в т.ч. 4 – мужского и 3- женского рода, эзотерически).

Сами В.Уч. дают ответ, почему именно в образах драконов, змиев они запечатлели себя в людской памяти. Дело всё в том, что человек лучше всего запоминает только нечто потрясающее, ужасное, страшное… И поэтому, зная глубинную психологию человека, В.Уч. были вынуждены использовать эти образы (в общем-то как бы негативные, по крайней мере, для западного сознания…), дабы сохранить Свой приход к людям «в начале времён»…

Конечно, есть и ещё причины – змий, закушающий свой хвост, есть символ вечности – или манвантарного цикла. Змей – символ мудрости («будьте мудры как змии», - указывал и Уч.Христос). Мудрость змеи в Древнем Египте почиталась по следующей причине – змея долго молчит, но скажет лишь один раз – нанеся смертельный укус непонимающему…

Кроме того, существует символ антипода змея - птица Гаруда - птичий царь, поедающий змей. На Гаруде, как на ездовом животном ездит бог Вишну. В данном случае Гаруда – символ также манвантарного цикла, поглощающего меньшие циклы (змеев, закушающих свой хвост, а также символов вероучений, «змеиной мудрости», которые уже изжили себя и «съедаются птицей, врагом змеи», т.е. поглощаются временем). Но всё это иные принципы Змия, Дракона, означающие уже понятие времени.

Мировой Змей Ананта и Змей Шешу, с помощью которого Боги пахтали океан Амриты… Мы их не будем подробно разбирать сейчас.

Наг – имя змия в Индии, и подобное – Нагваль - есть языках индейцев, потомков древних Атлантов, а ныне жителей Латинской Америки. Итак, и Наг или Нагваль, как установлено, - самое древнее слово на Земле, оно восходит к временам Атлантиды (Е.П.Б.)…

И на коронах фараонов Древнего Египта было изображение кобры, символа мудрости (исходит из Индии).

«ТАЙНАЯ ДОКТРИНА» о Драконах

Дракону в главном труде Елены Петровны Блаватской посвящено множество материалов, ссылок, сносок, аллегорий и прямых указаний.

Рассмотрим некоторые из них (стр. 444 - 446, том 2, «Змии и драконы в различных символизмах»):

«В Халдее имя Дракона не писалось фонетически, но изображалось двумя монограммами, вероятно, означая по мнению востоковедов, «чешуйчатого». «Это писание, замечает весьма основательно Г.Смит, - «конечно, могло применяться или к баснословному дракону, змию или рыбе.» На это мы можем добавить, что в одном отношении оно применимо к Макара, 10-му знаку Зодиака (т.е. астрологически – это Козерог, - ред.) (А), этот санскритский термин обозначает амфибное животное, неподдающееся описанию и обычно называемое крокодилом, но, на самом деле, означает нечто др. Т.о., это является несомненным признанием, что ассириологи, во всяком случае, не знали ничего достоверного, что касается до статуса Дракона в древней Халдее. Евреи, заимствовали свой символизм у халдеев, впоследствии и они, в свою очередь, были ограблены христианами, сделавшими из «чешуйчатого» живую сущность и злобную силу.

Представителя Дракона, «крылатых и чешуйчатых», можно видеть в Британском Музее. На этом изображении события Падения, согласно тому же авторитету, также имеются 2 фигуры, сидящие по обе стороны «древа» с поднятыми руками к «яблоку», тогда как позади «древа» помещается Дракон-Змий. Эзотерически эти 2 фигуры изображают двух «халдеев», готовых к посвящению, причём Змий символизирует Посвящающего; тогда как ревнивые Боги, проклиная этих трёх, представляют экзотерическое невежественное священство. Это не очень походит на «библейское событие» в его буквальном значении, как в этом может убедиться каждый оккультист!

«Великий Дракон уважает лишь Змиев Мудрости», гласит Станца; доказывает, т.о., правильность нашего объяснения двух фигур и «Змия».

«Змии, которые вновь спустились…которые учили и наставляли 5-ю Расу». Способен ли здравомыслящий человек нашего врем поверить, что под этим подразумеваются настоящие змеи? (…) Но, начиная от Гомера до более современных авторов, термин этот означал нечто скрытое от профана.

«Грозны Боги, когда они проявляют себя» - те Боги, которых люди называют Драконами. И Элианий (…) делает некоторые замечания, показывая, что он прекрасно понимает природу этих древнейших символов. Так, в связи с вышесказанным стихом Гомера, он весьма уместно объясняет:

«Ибо Дракон, хотя и будучи священным и достойным почитания, имеет в сущности своей нечто ещё большее от божеств естества, о котором лучше (для других?) остаться в неведении».

Символ «Дракона» имеет семеричное значение и из этих семи значений могут быть даны высший и низший. Высший тождественен с «само-рождённым» Логосом, индусским Аджа. Среди христианских гностиков, называемых наазениянами - или почитателями Змия, он был Вторым Лицом Троицы, Сыном. Его символом было созвездие Дракона (см. тут же – сноска в «ТД»: как доказывает это Г. Лизерэ в своём труде «Разоблачённая Троица Христианства», Дракон, будучи помещён между Неизменным Отцом (полюс, недвижная точка) и изменяемой Материей, передаёт последней те воздействия, которые он получает от первого, откуда и его имя – Глагол). Его «Семь «Звёзд» суть семь звёзд в руке «Альфы и Омеги» в Апокалипсисе. В его наиболее земном применении термин этот прилагается к «Мудрым» людям).

Эта часть религиозного символизма древности очень отвлечённа и таинственна и может остаться совершенно непонятна профану.(…)

Разве аллегория о Драконе в его предполагаемом победителе в Небесах, получила начало лишь в Откровении Св. Иоанна? Мы категорически отвечаем – нет. «Дракон» Св. Иоанна есть Нептун, символ магии Атлантиды. (выделено авт..)

Чтобы доказать правильность этого отрицания, мы просим читателя исследовать символизм Змия и Дракона в его нескольких аспектах…»

СИДЕРАЛЬНЫЕ И КОСМИЧЕСКИЕ ГЛИФЫ

(«ТД», том 2, стр. 446 и далее):

«Каждый астроном – не говоря уже об оккультистах и астрологах – знает, что, говоря иносказательно, Астральный Свет, Млечный Путь, а также Путь Солнца к тропикам Рака и Козерога, так же как и Циклы Сидерального или Тропического Года, всегда назывались «Змиями» в мистической и аллегорической терминологии Адептов.

И это, как космический, так и метафорический Посейдон есть «Дракон» - Дракон «Чоззар, называемый профаном Нептуном», согласно же гностикам ( lang=EN-US Peratae) – «Благой и Совершенный Змий», Мессия наазениян, символом которого в Небе является созвездие Дракона.

Но мы должны разобраться в различных признаках этого символа. Так Эзотеризм последователей Зороастра тождественен с Эзотеризмом Сокровенного Учения, и когда оккультист читает в Вендидаде жал


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Суббота, 23.05.2009, 20:11 | Сообщение # 2
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
УРАГИ - наги (змий), обитающий в Патале, преисподней или аде - по народному представлению; Адепты, Высшие Жрецы и Посвященные Центральной и Южной Америки, известные древним арийцам; там Арджуна женился на дочери царя нагов - Улупи. По сей день на Кубе и Гаити преобладает Нагализм или поклонение Нагам, в Вудуизм, главное ответвление первого, обосновался в Новом Орлеане. В Мексике главных ”колдунов” и ”врачевателей” по сей день называют точно так же, как тысячелетия тому назад халдейские и ассирийские Высшие Жрецы назывались наргалами, будучи главами Магов (Раб-Маг), причем эту должность одно время занимал пророк Даниил. Слово Нага, ”мудрый змий”, стало всемирным, ибо это одно из тех немногих слов, которые пережили крушение первого всеобщего языка. Это слово употребляют туземцы как Южной, так и Центральной и Северной Америки, от Берингова пролива до Уругвая, где оно означает ”глава”, ”учитель” и ”змий”. Само слово Урага могло достичь Индии и укорениться там благодаря ее связи, в доисторические времена, с Южной Америкой и самим Уругваем, ибо слово это принадлежит к языку американских индейцев. Происхождение урагов, насколько это известно востоковедам, возможно следует отнести к Уругваю, так как о них существуют легенды, которые относят местожительство из предков, нагов, к Патале, стране противоположного полушария или Америки.

Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Суббота, 23.05.2009, 20:12 | Сообщение # 3
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
НАГА (Санскр.) Букв., "Змий".
В индийском Пантеоне название Духов-Змиев или Духов-Драконов, а также обитателей Паталы, ада.
Но так как Патала означает страну противоположного полушария и было названием, данным древними Америке, которые знали и посещали этот континент до того, как Европа что-либо о нем услышала, то термин этот, по-видимому, родственен мексиканскому Нагалу(НАГваль), (теперь) колдун и знахарь.
Наги - это бирманские Наты, боги-змии или "драконы- демоны" .
Но в Эзотеризме, и как уже говорилось, это - прозвище, данное "мудрецам" или адептам.
В Китае и Тибете "Драконы" рассматриваются как божества-покровители мира, а также различных мест на земле, и слово это объясняется как означающее адептов, йогов и нарджолов.
Этот термин просто указывает на их огромные знания и мудрость.
Это также подтверждается в древних Сутрах и жизнеописаниях Будды.
Всегда Нага - это мудрец, одаренный исключительными магическими силами, - в Южной и Центральной Америке, в Индии, в Халдее, также как и в древнем Египте.
В Китае "поклонение" Нагам было широко распространено и стало еще более выраженным с тех пор, как Нагарджуна (букв., "великий Нага", "великий адепт" ), четырнадцатый буддийский патриарх, посетил Китай.
Китайцы считают "Нагов" "Духами или богами-хранителями пяти сфер или четырех стран света и центра;
хранителями пяти озер и четырех океанов" (Эйтель).
Это, прослеженное до первоисточника и переведенное эзотерически, означает, что пять континентов с их пятью коренными расами всегда находились под защитой "земных божеств", т.е. Мудрых Адептов.
Предания, что Наги омыли Готаму Будду при рождении, оберегали его и охраняли останки его тела, когда он умер, опять-таки указывает, что Наги суть просто мудрецы, Архаты, и никакие не чудовища или Драконы.
Это также подтверждается бесчисленными рассказами об обращении Нагов в Буддизм.
Нага лесного озера близ Раджагрихи и многие другие "Драконы" были таким образом обращены Буддой к
благому Закону.

Наги, в индуистской мифологии полубожественные существа со змеиным туловищем и одной или нескольскими человеческими головами, дети Кадру, жены мудреца Кашьяпы. Наги постоянно враждовали с птицами и их царем Гарудой, рожденным другой женой Кашьяпы — Винатой. Наги являлись владыками подземного мира — паталы, где находилась их столица Бхогавати и где они стерегли несметные сокровища земли.

Нагов почитали как мудрецов и магов, способных оживлять мертвых и менять свое обличье. Наги, приняв человеческий облик, жили среди людей, причем их женщины, нагини, славящиеся своей красотой, нередко становились женами смертных царей и героев. Среди царей нагов наиболее известен тысячеголовый змей Шеша, поддерживающий землю. Один из мифов повествует, как наги получили бессмертие, отведав амриты, и почему их языки раздвоились — им пришлось слизывать амриту с острых травинок куши.


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Суббота, 23.05.2009, 20:13 | Сообщение # 4
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
Глава 27
Подземный мир

Рама обнял Вибхишану, Ханумана, Налу, Нилу и других воинов, и они затрепетали от блаженства Божественного Прикосновения; терзающая их боль мгновенно утихла, зажили раны, полученные в бою. Ванары были в восторге, созерцая счастливое лицо Рамы; на них был устремлен Его взгляд, полный сострадания.

В это время Сулочана, жена Меганады, узнала о смерти мужа от своих служанок, прибежавших к ней сообщить трагическую весть. Равана с горечью произнес: «До сих пор я был уверен, что такая несложная задача будет с легкостью выполнена либо Кумбакарной, либо Меганадой. Теперь же мне самому довелось быть свидетелем краха этих доблестных воинов! Мне стыдно, что Меганада пал жертвой стаи обезьян! Разве может зваться героем тот, кто был убит простой обезьяной?» Равана пытался успокоить Сулочану. «Досточтимая мать! Не горюй так сильно! Я не из числа таких «героев». Не пройдет и часа, как я принесу тебе утешение. Я сверну шеи тем, кто погубил твоего мужа и положу к твоим ногам их головы. Я сделаю это, не сомневайся!» Так, предавшись бредовым мечтам, восхвалял себя Равана перед Сулочаной. Вся его сущность была сожжена пламенем гнева, и он не помнил себя от ярости.

Слушая его слова, мудрая и добродетельная Сулочана ответила ему:

«О Десятиголовый! Неужели в твоем сердце еще теплится надежда на победу? Ты глубоко погряз во мраке иллюзии. Я так долго таила в себе обиду и разочарование, ибо знала, что было бы неправильным противоречить отцу своего супруга, к тому же мне казалось, что переубедить тебя в данном случае невозможно. Твой гнев – основная причина уничтожения всего рода ракшасов на этом острове. Позволь же сейчас сказать тебе правду – тебе не удастся выиграть эту войну. Это истина, это неоспоримая истина!» Сулочана поднялась и, горько рыдая, направилась в покои Мандодари, царицы, матери Меганады. Она пала к ногам свекрови и произнесла: «Только твой муж и никто другой виновен в постигшем меня несчастье. Но знай, что и тебя ожидает подобная участь, и не пройдет и нескольких дней, как беда обрушится на тебя». Эти беспощадные и резкие слова были исторгнуты из ее израненного сердца. Мандодари испытывала мучительную боль от неотвязных раздумий о порочных помыслах своего мужа; она заплакала, осознавая жестокую правду слов Сулочаны. Обе женщины долго сидели молча, а позже заговорили о Раме, восхищаясь его достоинствами и великолепием, а также о терпении и целомудрии Ситы. Они говорили друг другу, что если бы им выпало счастье хоть раз взглянуть на это Божественное существо, им не пришлось бы жалеть о напрасно прожитой жизни.

Равана не мог оставаться спокойным, видя, как страдает его невестка, овдовевшая Сулочана. Ее слова, как железные шипы, впивались в его сердце. А горе от потери столь прекрасного, доблестного и любящего сына было так тяжко, что он упал на пол и стал в отчаянии биться об него головой. Поднявшись, он излил свою тоску перед статуей Шивы в своем излюбленном храме. Там и нашли его министры и придворные. Они сказали ему: «О царь! Почему предаешься ты напрасной скорби? Жены, сыновья и другие «близкие» – все те, на кого мы щедро расточаем свою любовь – лишь вспышки молний, на миг озаряющих темную тучу; их сияние мимолетно. Жизнь – лишь искра, гаснущая на глазах. Тебе, обладающему глубоким знанием этих истин, не пристало погрязать в невежестве и оплакивать утраты. Сейчас мы должны думать только о будущем! Нам необходим срочный план, каким образом одолеть врага, подступившего к нашим дверям». Министры хотели облегчить страдание Раваны и долго утешали и вразумляли его, напоминая о неотложности их задачи. В конце концов Равана молитвенно сложил все свои двадцать рук и, упав к ногам Шивы, воззвал к нему в смиренной и преданной молитве.

В то время, как все эти события разворачивались в мире надземном, Ахиравана, обитатель иного, подземного мира, почувствовал, что Равана охвачен великой скорбью. Он подумал: «Как могло такое случиться? Он правил миром и властвовал над всеми живущими! Никто не мог победить его». Ахиравана поклонялся одной-единственной богине – Деви Камаде. Он тотчас же погрузился в медитацию на образе богини, и она поведала своему почитателю о местонахождении Раваны. Поэтому Ахиравана не замедлил явиться перед Раваной прямо в храме Шивы. Он упал на колени, назвав при этом свое имя. Ахиравана был не кто иной, как один из сыновей Раваны. Он осведомился о причине, вызвавшей столь сильные душевные страдания Раваны. Равана поведал сыну обо всем, что случилось с той поры, как братья наказали Шурпанакху, отрубив ей нос и уши. Ахиравана сильно огорчился, выслушав всю повесть от начала до конца. Он сказал: «Каждое существо в этом мире преклоняется перед праведниками, идущими путем истины. Но в сердце каждого, кто сворачивает с этого пути и погрязает в бесчестии, вселяется страх. Вместо того, чтобы мудрым взглядом охватить прошлое и будущее и дать реальную оценку настоящему, ты ввязался в эту глупую и губительную войну. В результате ты почти полностью истребил свой клан и свою династию. Ты не знаешь, какой героизм и какая мощь таятся, до поры скрытые, в «человеке»! Ты отнесся к величайшему среди них, как к ничтожнейшему из ничтожных. Несмотря на все это, слушай, что я скажу тебе. Я захвачу в плен Раму и Лакшману и заберу их с собой в подземное царство. Я принесу их в жертву моей богине Камаде Деви. Таким образом весь род ракшасов обретет невиданную славу». С этими словами он простерся у ног Раваны и, воздав ритуальные почести Камаде Деви, направился к лагерю Рамы. Используя сверхъестественные силы, он призвал Духа Тьмы, который густым черным покрывалом окутал ванаров. Повсюду царил непроглядный мрак, черный, как деготь, и никто не видел своей собственной протянутой руки! Однако бдительность обезьян обострилась с такой исключительной силой, что сама Смерть не рискнула бы заглянуть в лагерь! Хануман, главный защитник ванаров, удлинил свой хвост до таких размеров, что он множество раз обвился вокруг лагеря, пока его кольца, ложащиеся одно на другое, не образовали высокую стену, крепкую и толстую, как гора. Сам Хануман, завершив свой труд, уселся на страже единственных оставшихся ворот, закрывая своим телом вход в неприступную крепость.

Ахиравана содрогнулся от ужаса, приблизившись к этой мощной живой преграде. От растерянности он не мог измыслить никакого плана для преодоления этого препятствия. Внезапно его осенила идея, и он изменил свой облик, превратившись в точную копию Вибхишаны. Подойдя к «воротам», он окликнул Ханумана: «Друг мой, я должен предстать перед Рамой. С Его позволения я отлучился из лагеря, чтобы сотворить вечерние молитвы и ритуалы. Я только что завершил обряд на берегу и, если вернусь с опозданием, навлеку на себя грех неповиновения Его Воле. Поэтому, позволь мне войти в лагерь». Хануман не заподозрил обмана и поверил словам «Вибхишаны», которого воочию видел перед собой. Он разрешил ему войти в ворота лагеря. Ахиравана заметил Налу и Сугриву, крепко спящих после изнурительного дневного сражения. Рама, как ему показалось, был также погружен в глубокий сон; Его рука сжимала руку лежащего рядом Лакшманы. На самом деле Рама наблюдал за крадущимся к нему лже-Вибхишаной. Он воплотился на земле, взяв на себя человеческую роль в задуманной им Драме, с единственной целью – уничтожить все племя ракшасов и искоренить зло, посеянное ими в мире. Его задача была бы выполнена не до конца, если хоть один потомок Раваны остался бы живым в любом из трех миров и продолжал плодить себе подобных. Поэтому он искусно играл свою роль, делая вид, что не подозревает о коварном замысле Ахираваны. Простым людям не дано узреть Божественных Путей! Только Он один знает, где, когда и каким образом суждено погибнуть тому или иному существу. Он ведет свою игру по своим, неведомым другим, законам.

Ракшаса прочитал Мохана Мантру, и под ее воздействием героиванары впали в бессознательное состояние, и их сон стал еще более глубок и беспробуден. Тогда Ахиравана связал Раму и Лакшману и уволок их в подземную бездну, в иной мир, называемый Патала.

Через некоторое время ванары проснулись и до смерти перепугались, обнаружив, что ни Рамы, ни Лакшманы нет среди них. Место, где они так долго спали, превратилось в огромную черную яму. Весь лагерь вскоре наполнился горестными криками и стенаниями. Ванары чувствовали себя такими же несчастными и обездоленными, как цветущий лотос, выдернутый из воды. Они беспомощно сновали повсюду, пытаясь найти братьев; стаи обезьян метались по берегу моря; другие обшаривали все тайные закоулки лагеря. Никто не обнаружил никаких следов. Ванары утратили надежду и мужество, на смену которым пришли скорбь и отчаяние. «Все могучие вожди демонов уже уничтожены! Один лишь Равана остался в живых; казалось, что дни его сочтены. И в этот час, столь близкий к победе, нас постигло несчастье!» Так ванары оплакивали свою судьбу. Сам Сугрива, царь ванаров, упал на землю, лишившись чувств. Вибхишана ничего не слышал о происшедшем. В еще непросохших после утренних ритуалов и омовений одеждах он возвращался с берега моря. Ванары бросились ему навстречу, спеша сообщить о том, что Рама и Лакшмана исчезли из лагеря. Эта страшная весть лишь на мгновение поразила Вибхишану; поскольку ему были хорошо знакомы все трюки и уловки ракшасов, доступные им с помощью подвластных им потусторонних сил, он сразу сделал правильные выводы. «Не тревожьтесь», – сказал он ванарам и предложил им всем вернуться в лагерь. Его слова немного успокоили растерявшихся обезьян. Когда у ворот он заговорил с Хануманом, тот был сильно удивлен и озадачен. Хануман воскликнул: «Ты уже проходил через эти ворота несколько часов назад; ты сам просил меня впустить тебя».

Теперь у Вибхишаны не осталось никаких сомнений. В его уме сложилась ясная картина случившегося. Он обратился к ванарам: «Ванары! У нас нет причин для тревоги. Ахиравана, сын Раваны, – мастер в подобных темных кознях. Он обитает в Патале – подземном мире. Судя по тому, как глубока эта яма, я уверен, что именно он похитил Раму и Лакшману и унес их в свои подземные владения. Я не сомневаюсь в этом еще и потому, что никто, кроме него, не способен принять мой облик. Не отчаивайтесь! Нужно срочно решить, кто из нас обладает достаточной силой, чтобы проникнуть в глубокие подземные недра». Вибхишана огляделся и, увидев Ханумана, сказал: «Хануман! Твоя физическая мощь и острый ум известны всему миру. Немедленно отправляйся в Паталу и освободи Раму и Лакшману, эти Океаны Милосердия». Вибхишана указал Хануману путь, ведущий в Паталу, где находилась обитель Ахираваны. Сугрива, Ангада и Джамбавантха сжали Ханумана в объятиях, проливая слезы радости. Хануман уже собрался в дорогу, испросив позволения у своего повелителя, Сугривы. Перед уходом он сказал ванарам: «Не бойтесь. Не тревожьтесь ни о чем. Кто бы он ни был, я уничтожу его, даже если потребуется отдать свою жизнь. Очень скоро я буду стоять перед вами вместе с Рамой и Лакшманой. Не сомневайтесь в этом». С этими словами и с возгласом: «Джей Рама! Джей Рама!» Хануман скрылся. Достигнув пределов царства Паталы, он присел под деревом немного отдохнуть. До него донеслось громкое чириканье двух птиц, сидящих на ветке. Хануман понимал язык птиц, поэтому он навострил уши, чтобы узнать, о чем они толкуют. «Подружка, – говорила одна из них, – Ахиравана привел сегодня с собою двух братьев. Раму и Лакшману, и уже сделал все необходимые приготовления, чтобы принести их в жертву богине Камаде. После завершения обряда он выбросит прочь священные тела, и мы сможем насладиться их вкусом, устроив настоящий пир! Этот день станет для нас незабываемым праздником!» Хануман резко вскочил со своего места; он зашипел от ярости, как кобра, которую дернули за хвост, и метнулся вперед, как вспыхнувшее пламя. «Увы! – стенал и сокрушался Хануман, – я боюсь, что с моим Повелителем уже случилось непоправимое!»

В мгновение ока он очутился у стен города Ахираваны; на страже ворот стоял Макарадваджа, которого Хануману предстояло одолеть в поединке. Но охранник также был обезьяной, и Хануман завел с ним беседу, расспрашивая о его собственной судьбе и истории рода; ему удалось войти в доверие к сородичу и получить от него тайные сведения о Раме и Лакшмане и их участи. Он узнал от Макарадваджи, что на рассвете братьев должны отвести в храм богини Камады для совершения человеческого жертвоприношения.

Хануман спросил Макарадваджу, обезьяну, стерегущую Паталу, в каком месте держит братьев беспощадный владыка подземного мира. И на этот вопрос он получил подробный ответ. Однако Макарадваджа явно не собирался впускать Ханумана внутрь города, ибо был обязан подчиняться хозяину, сохранять ему верность и блюсти его интересы. «Через какие бы испытания мне ни пришлось пройти, я не позволю тебе проникнуть в город, – заявил Макарадваджа. – Если я сделаю для тебя исключение как для представителя обезьяньего племени, то тем самым запятнаю весь свой род, и о нем пойдет дурная слава как о неблагодарных и недостойных доверия существах. Мой господин, Ахиравана, так же почитаем мною, как почитаем тобою твой Господин, Рама. Поэтому, какую бы симпатию я ни чувствовал к тебе, я останусь тверд и непоколебим; я обязан исполнять свой долг и следовать приказам своего хозяина. Ты сможешь войти внутрь только в том случае, если одолеешь меня в честном поединке». Так заявил Макарадваджа, бросая вызов Хануману. Хануман оценил его чувства и верность долгу. Ему понравилось, что Макарадваджа придерживается безупречной линии поведения. Он принял его вызов и вступил в поединок со стражем подземного мира. Некоторое время они свирепо боролись друг с другом, после чего Хануман почувствовал, что дальнейшее промедление недопустимо; поэтому, крепко стиснув хвостом тело Макарадваджы, он отбросил его далеко прочь, после чего беспрепятственно вошел в город. Он заметил садовника, несущего огромную гирлянду прекрасных ароматных цветов. Решив, что более удобного случая достичь желаемого места ему не представится, он принял форму молекулы и проник внутрь гирлянды. От этого гирлянда ничуть не стала тяжелее, она осталась такой же легкой, как прежде. Садовник не подозревал о том, что произошло. Для него ничего не изменилось. Он преподнес гирлянду самому Ахираване. Ракшаса осторожно взял ее обеими руками и повесил на шею статуи Камады, стоящей в храме. Он также предложил богине множество изысканных угощений в качестве освященной пищи. Сидя в своем надежном укрытии среди душистых цветов, Хануман незаметно съедал все угощения по мере того, как они подносились богине. Ракшасы видели, как пища исчезает у них на глазах, и были в восторге от того, что богиня снизошла до их даров и оценила их преданность. Ахиравана сиял от счастья, так как был уверен, что его молитвы наконец услышаны и сокровенные желания осуществились.

В эту минуту в храм ввели Раму и Лакшману, разукрашенных по всем правилам, каких требуют жертвоприношение животных. Могучие воины-ракшасы крепко держали их за руки с обеих сторон. Хануман видел, как братьев поставили рядом с жертвенным алтарем. Притаившись внутри гирлянды, он клялся в вечной верности Раме и не переставая превозносил в душе своего Господина. Стражи подтолкнули братьев прямо к идолу и приставили к их шеям острые мечи. Ахиравана провозгласил, что жертвоприношение жизней двух братьев должно произойти сразу же после того, как вспыхнет священный огонь, и велел жрецам приготовиться выполнить свою задачу, не допустив и секунды промедления. Рама и Лакшмана, Божественные существа, играющие человеческие роли, уже знали о том, что подношения Ахираваны, предназначенные Божеству, были съедены Хануманом, и эта забавная новость побудила их относиться ко всем грядущим событиям как к веселой игре. Видя их безмятежные и улыбающиеся лица, Ахиравана страшно рассвирепел. Однако, сдержав свой гнев, он сказал: «Что ж, я не против того, что вы так радуетесь тем нескольким оставшимся мгновениям жизни, которые вам дарованы; веселитесь, пока вы на это способны. Чуть позже вы сможете посмеяться вволю в царстве Ямы, бога мертвых». Безо всякого стеснения он продолжал расписывать грозящие им ужасы, стараясь запугать и ранить их резкими и жестокими словами. Тут поднялся один из жрецов и, выразив почтение повелителю, напомнил ему, что предписанные правила требуют, чтобы жертвам, по их желанию, разрешили помолиться охраняющему их Божеству и испросить покоя после смерти. Вождь ракшасов поднялся с трона и провозгласил: «Принцы! Если у вас есть высшие покровители, самое время выразить им свое почтение и признательность, ибо истекают последние минуты вашей жизни». При этих словах Рама и Лакшмана лишь вновь улыбнулись друг другу, переглянувшись.

Внезапно Хануман издал оглушительный рев! Услышав его, ракшасы вообразили, что таким образом их богиня проявляет себя, выражая нетерпение и гнев. Хануман выпрыгнул из гирлянды, мгновенно приняв свой устрашающий воинственный облик, выхватил меч из рук статуи богини, повалил Ахиравану на землю и, нанося мощные удары, рассек его тело на мелкие куски. Но тело Ахираваны обладало твердостью алмаза и было наделено таинственной силой восстановления, позволяющей соединяться воедино всем его частям, отделенным друг от друга. В конце концов Хануман, сосредоточив все свои помыслы на Раме и громко выкрикнув «Джей, Рама», схватил одной рукой голову демона, а другой, держащей меч, снес ее с плеч долой. Прежде, чем две части успели соединиться, он швырнул голову в пылающий огонь жертвенного алтаря, воздвигнутого перед идолом.

В этот момент Макарадвадже, стражу-обезьяне, удалось добраться до храма богини. Увидев его, Хануман сдернул золотую корону с горящей головы Ахираваны и, водрузив ее на голову Макарадваджи, провозгласил его Правителем Паталы, наказав при этом быть благодарным братьям и навеки стать их верным и преданным слугой. Затем он посадил Раму и Лакшману себе на плечи, и, оттолкнувшись от земли, выпрыгнул из недр Паталы, приземлившись среди густой толпы миллионов ванаров. Обезьяны высмотрели все глаза, страстно ожидая их появления. Вибхишана и другие вожди не могли скрыть ликования и радости, увидев братьев целыми и невредимыми. Они упали к ногам Рамы и Лакшманы; они сжимали в объятьях Ханумана и проливали слезы благодарности. Ванары превозносили доблесть Ханумана, распевая в его честь хвалебные гимны. Они качали его и подбрасывали в воздух, гладили и ласкали, потчевали сластями. Они окружили его, изливая на него свою любовь. Вибхишана, встав перед Рамой, сказал: «Господин! Что могу я знать о твоей Лиле, о твоей чудесной игре? Лишь ты один можешь раскрыть нам смысл своих действий и поступков. Ты принял решение истребить всех демонов, даже тех, кто населяет иной, подземный мир. Я знаю, что только что разыгранный акт Драмы ведет к исполнению твоего замысла».

Равана получил известие, что Хануман освободил Раму и Лакшману, вернув их из царства Ахираваны. Он услышал также трагическую весть о смерти сына. В глазах у него потемнело, и он рухнул на землю. Царь громко стонал и рыдал, оплакивая свои потери, слезы потоками лились у него из глаз. Царица Мандодари подошла к нему и, пытаясь облегчить страдания мужа, утешала и успокаивала его от всего сердца. Но он не желал слушать ее слова; от ее нежных и заботливых уговоров он приходил в еще большую ярость. Равана собрал остатки мужества и неожиданно вскочил, завидев одного из министров, появившегося на пороге. Вошедшего звали Синдхураната; он был уважаемым старцем, прожившим долгую жизнь. Он обладал большой мудростью и был близок и дружен с Вибхишаной в те времена, когда тот жил на Ланке. Синдхураната пытался напомнить Раване о законах морали и добродетели, гово рил о бренности тела и всего сущего. Но Равана не пожелал слушать и его слова: они внушали ему явное отвращение. Старый министр был огорчен, увидев, в каком состоянии находится Равана. Он подумал с грустью: «Когда нас постигает беда, разум искажается и приходит в упадок. Равана мчится навстречу гибели и поэтому даже полезный совет принимает за горький упрек». Понимая эти очевидные истины, мудрый старец, полный сострадания, не оставил своих попыток вразумить Равану добрыми и приветливыми словами.

Равана же предавался тяжким думам: «Погиб весь мой род, уничтожены все мои сыновья и братья; никого не осталось в живых». Тогда Синдхураната напомнил ему: «Почему ты говоришь так? У тебя есть еще один сын, Нарантака, и он возглавляет воинство из семидесяти двух кроров ракшасов. Обратись к нему за помощью; немедленно пошли к нему гонца. Он сокрушит врага, не сомневайся в этом». Равана почувствовал облегчение от этих слов. Он послал гонца Дхумакету, повелев ему привести с собою умного и хитрого Нарантаку. Посланец описал сыну Раваны все страшные бедствия, обрушившиеся на Ланку, а также передал просьбу отца о немедленной помощи. Нарантака выступил в поход, ведя за собою несметное воинство и, достигнув поля боя, ринулся в атаку на ванаров. Хануман заметил врага еще издали и выступил вперед, чтобы сразиться с ним. Увидев Ханумана, принявшего свой самый устрашающий облик, Нарантака содрогнулся от ужаса. Он спросил Дхумакету, как зовут этого грозного воина, и получил ответ, что это Хануман, непобедимый герой, убивший всех остальных братьев. Услышав это, Нарантака рассвирепел и, нацелив на Ханумана свой лук, выпустил прямо в него целый вихрь стрел; но Хануман ловил каждую стрелу рукой и ломал на куски. Одним прыжком он очутился рядом с Нарантакой и нанес ему своим стиснутым кулаком один-единственный удар в грудь, от чего тот повалился наземь. Хануман, подняв демона над головой и закрутив с бешеной скоростью, забросил его в глубокие недра Подземного царства, называемого Расатала. Миллионы воиновракшасов исчезли в волнах океана. Хануман разбил вдребезги все боевые колесницы армии Нарантаки, и вместе с колесничими они навеки исчезли с лица земли


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Суббота, 23.05.2009, 20:15 | Сообщение # 5
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
Наги

Нага букв., „Змий“. В индийском Пантеоне название Духов-Змиев или Духов-Драконов, а также обитателей Паталы, ада. Но так как Патала означает страну противоположного полушария и было названием, данным древними Америке, которые знали и посещали этот континент до того, как Европа что-либо о нем услышала, то термин этот, по-видимому, родственен мексиканскому Нагалу*.
— — — — — — — — — — — — — — — -
* Нагал — титул главного Колдуна или „знахаря“ у некоторых племен мексиканских индейцев. Они всегда имеют даймона или бога, в образе змеи, — а иногда какого-нибудь другого священного животного, — который якобы вдохновляет их.

Кауравия Царь Нагов в Патале, что экзотерически есть зал. Но эзотерически это совсем иное. В верхней Индии существует племя Нагов; в Мексике Нагал есть название главного целителя до наших дней и было обозначением верховных адептов в сумерках истории; и, наконец, Патал означает страну противоположного полушария и есть название Америки. Отсюда следует, что рассказ о том, как Арджуна путешествовал в Паталу и женился на Улупи, дочери Царя Кауравия, может быть столь же историческим, как и многие другие, считавшиеся вначале мифическими, а затем оказавшиеся истинными.

Наги — это бирманские Наты, боги-змии или „драконы-демоны“. Но в Эзотеризме, и как уже говорилось, это — прозвище, данное „мудрецам“ или адептам. В Китае и Тибете „Драконы“ рассматриваются как божества-покровители мира, а также различных мест на земле, и слово это объясняется как означающее адептов, йогов и нарджолов. Этот термин просто указывает на их огромные знания и мудрость. Это также подтверждается в древних Сутрах и жизнеописаниях Будды. Всегда Нага — это мудрец, одаренный исключительными магическими силами, — в Южной и Центральной Америке, в Индии, в Халдее, также как и в древнем Египте. В Китае „поклонение“ Нагам было широко распространено и стало еще более выраженным с тех пор, как Нагарджуна** , четырнадцатый буддийский патриарх, посетил Китай.
— — — — — — — — — — — — — — — -
**Нагарджуна (букв., „великий Нага“, „великий адепт“) Архат, отшельник (уроженец Западной Индии), обращенный в Буддизм Капималой, четырнадцатый Патриарх, теперь считается Бодхисаттвой-Нираманакайей. Он был знаменит своей диалектической тонкостью в метафизических спорах; был первым учителем доктрины Амитабхи и представителем Школы Махаяны. Считая его величайшим философом буддистов, к нему обращались как к „одному из четырех солнц, освещающих мир“. Он родился в 223 г. до Р.Х., и, отправившись в Китай после своего обращения, в свою очередь обратил всю эту страну в Буддизм.
Сyтpа о вопpосах океанского цаpя нагов

На санскpите 'Аpья сагаpанагаpаджа паpипpичха намамахаяна сyтpа'

Hа тибетском языке 'Рhаgs-pа klu'i rgyal-pо rgya-mtshos zhus-pa zhes-bya-ba thegs-pa- chen-po'i mdo'

Hизко кланяюсь Бyдде и всем бодхисаттвам.

Так я слышал однажды:

Бхагаван с великой общиной в тысячy двести пятьдесят бхикшy и со множеством бодхисаттв-махасаттв были в жилище Сагаpа-нагаpаджи. И тyт Бхагаван пpоповедовал Сагаpа-нагаpадже:

„Владыка нагов (Те, кто пpоизнесyт четыpе дyховных изpечения тем самым пpоизнесyт восемьдесят четыpе тысячи yчений. Какими они должны быть? Вот какими:
Замечательно пpоникновение в неистощимое yчение бодхисаттв-махасаттв о невечности всех самскаp,
Замечательно пpоникновение в неистощимое yчение бодхисаттв-махасаттв о стpадании от всех дхаpм пpи осквеpнении.
Замечательно пpоникновение в неистощимое yчение бодхисаттв-махасаттв об отсyтствии индивидyального Я y всех дхаpм.
Замечательно пpоникновение в неистощимое yчение бодхисаттв-махасаттв о спокойствии yшедшего от дypной yчасти.
Владыка нагов! Те, кто пpоизнесyт эти четыpе дyховных изpечения, тем самым пpоизнесyт восемьдесят четыpе тысячи yчений“.

Бхикшy и бодхисаттвы обpадовались и пpославили пpоповедь Бхагавана.

Закончена Благоpодная сyтpа махаяны о вопpосах Сагаpа-нагаpаджи.

Пеpевели на тибетский язык, пpовеpили и составили индийский yченый Сypендpабодхи и пеpеводчик Джнянасена.

Пеpевел с тиб. А.Ю. Матвеев. 1991 г.

Китайцы считают „Нагов“ „Духами или богами-хранителями пяти сфер или четырех стран света и центра; хранителями пяти озер и четырех океанов“ (Эйтель). Это, прослеженное до первоисточника и переведенное эзотерически, означает, что пять континентов с их пятью коренными расами всегда находились под защитой „земных божеств“, т.е. Мудрых Адептов.

Предания, что Наги омыли Готаму Будду при рождении, оберегали его и охраняли останки его тела, когда он умер, опять-таки указывает, что Наги суть просто мудрецы, Архаты, и никакие не чудовища или Драконы. Это также подтверждается бесчисленными рассказами об обращении Нагов в Буддизм. Нага лесного озера близ Раджагрихи и многие другие „Драконы“ были таким образом обращены Буддой к благому Закону.

Легенда гласит, что когда Будда, сидя под смоковницей, предавался медитации, начался сильный дождь с ветром; тут сердобольный наг обвился вокруг него семь раз и прикрыл его семью своими головами, будто крышей. Будда обратил нага в свою веру.

Вот легенда, записанная в Индии паломником Фа Шенем в начале V века:

„Царь Ашока пришел к озеру, близ которого стояла башня. Он пожелал разрушить ее, чтобы возвести другую, более высокую. Некий брахман уговорил его войти в башню, и когда царь вошел, брахман сказал:

Человеческий мой облик — это мнимость, на самом деле я „наг“, дракон. За грехи мои я обречен жить в этом ужасном теле, но я соблюдаю закон, заповеданный Буддой, и надеюсь на искупление. Можешь разрушить это святилище, если полагаешь, что способен воздвигнуть лучшее.

Брахман показал царю ритуальные сосуды. Царь взглянул на них и ужаснулся, ибо они были совсем не похожи на те, которые изготовляют люди, и отказался от своего намерения“.

Ураги — Адепты, Высшие Жрецы и Посвященные Центральной и Южной Америки, известные древним арийцам; там Арджуна женился на дочери царя нагов — Улупи. По сей день на Кубе и Гаити преобладает Нагализм или поклонение Нагам, и Вудуизм, главное ответвление первого, обосновался в Новом Орлеане. В Мексике главных „колдунов“ и „врачевателей“ по сей день называют точно так же, как тысячелетия тому назад халдейские и ассирийские Высшие Жрецы назывались наргалами, будучи главами Магов (Раб-Маг), причем эту должность одно время занимал пророк Даниил.

Слово Нага, „мудрый змий“, стало всемирным, ибо это одно из тех немногих слов, которые пережили крушение первого всеобщего языка. Это слово употребляют туземцы как Южной, так и Центральной и Северной Америки, от Берингова пролива до Уругвая, где оно означает „глава“, „учитель“ и „змий“. Само слово Урага могло достичь Индии и укорениться там благодаря ее связи, в доисторические времена, с Южной Америкой и самим Уругваем, ибо слово это принадлежит к языку американских индейцев.

Происхождение урагов, насколько это известно востоковедам, возможно следует отнести к Уругваю, так как о них существуют легенды, которые относят местожительство их предков, нагов, к Патале, стране противоположного полушария или Америки.

Нагараджи Обычно имя, даваемое всем предполагаемым „Духам хранителям“ озер и рек, буквально означает „Цари Драконы“. В буддийских хрониках все они явлены как обращенные к буддийской монашеской жизни, т.е. как становящиеся Архатами из Йогов, которыми были до этого.

Нагадвипа — букв., „остров Драконов“; одна из Семи Частей Бхаратаварши или нынешней Индии, согласно „Пуранам“. Не осталось никаких доказательств относительно того, кем были Наги (исторические люди, однако), но преобладающая теория такова, что они были одним из скифских племен. Но этому нет доказательств. Когда брамины вторглись в Индию, они „обнаружили племя мудрых людей, полу-богов, полу-демонов“, гласит легенда; людей, которые были учителями других племен и подобным же образом стали наставниками индусов и самих браминов. Нагпур по праву считается сохранившимся остатком Нагадвипы. Теперь Нагпур фактически находятся в Раджпутане, недалеко от Удейпура, Аджмеры и т.д. И разве не является хорошо известным, что было время, когда брамины отправлялись учиться Тайной Мудрости у раджпутов? Более того, предание утверждает, что Аполлоний Тианский был обучен магии Нагами Кашмира.

Манасасаровара (Санскр.) Фонетически произносится Мансоравара. Священное озеро в Тибете в Гималаях, называемое также Анаватапта. Манасасаровара есть имя божества-хранителя этого озера, и, согласовано народному фольклору, это нага, „змий“. Истолкованное эзотерически, это означает великого адепта, мудреца. Это озеро является крупным центром ежегодного паломничества индусов, так как утверждается, что „Веды“ были написаны на его берегах.

Пуластья (Санскр.) Один из семи „разумом-рожденных“ сынов Брамы; прославленный отец Нагов (змиев, также Посвященных) и других символических существ.

Ганс Бидерман „Энциклопедия символов“
Хорхе Луис Борхес „Книга вымышленных существ“
Е.Блаватская „Тайная доктрина“


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Воскресенье, 07.06.2009, 14:50 | Сообщение # 6
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
http://snobdenie.ucoz.ru/blog/2009-05-23-4 вот тут можно посмотреть очень любопытный опыт наших друзей касательный данной темы )) .

Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
Свабуно_ван_АльдвэрДата: Четверг, 24.12.2009, 14:15 | Сообщение # 7
Маг
Группа: Модераторы
Сообщений: 48
Статус: Offline
http://drevnie.at.ua/publ/raznoe/deti_jiga/7-1-0-47 - а вот тут про нагов и с точки зрения писаний вроде Некрономикона.

त् त्वम् असि
 
Форум » Мифы и Легенды Народов Мира » общий раздел » «Огненный дракон» («Огненный дракон»)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru