Приветствую Вас Гость
Четверг
17.08.2017
20:33

Сонное Царство

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Мир сновидений » Незабвенный Карлос » ИСКУССТВО СНОВИДЕНИЯ ((Выдержки из работ Карлоса Кастанеды.))
ИСКУССТВО СНОВИДЕНИЯ
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:31 | Сообщение # 1
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
Данные выдержки сделаны из книг Карлоса Кастанеды. Читать я рекомендую тем кто уже хорошо знаком со всеми книгами. В выдержках нет девятой книги «Искусство сновидения», ее надо читать просто целиком.

ПУТЕШЕСТВИЕ В ИКСТЛАН(3). Глава 10. «Открыться силе».

…-На этом самом месте я научу тебя сновидеть.
Он опять взглянул на меня и спросил, знаю ли я, о чем идет речь. Я не знал. Я вообще почти ни чего не понимал. Он объяснил, что сновидеть – значит точно и жестко управлять общим ходом сна, целенаправленно формируя возникающую в нем ситуацию, подобно тому как человек управляет своим действиями, например идя по пустыне и решая, скажем, взобраться на холм или укрыться в тени скал водного каньона.
- Начинать следует с какого-нибудь простого действия, - сказал дон Хуан.
- Сегодня ночью во сне посмотри на свои руки.
Я громко рассмеялся. В его интерпретации это звучало так, словно речь шла о чем-то обычном, что я делаю изо дня в день.
- Почему ты смеешься? – удивился он.
- Как, интересно, во сне можно посмотреть на собственные руки?
- Очень просто: перевести на них взгляд. Вот так.
И он наклонил голову и, разинул рот, уставился на свои руки. Выглядело это настолько комично, что я расхохотался.
- Нет, серьезно, как это делается? – переспросил я.
- Я же тебе показал, - отрезал дон Хуан. – В принципе можешь смотреть на что хочешь – на свои ноги, на свой живот, хоть на свой нос в конце концов. Я советую смотреть на руки только потому, что мне лично так было легче всего. Только не думай, что это шуточки. Сновидение – это так же серьезно, как видение, как смерть, как все, что происходит в этом жутком таинственном мире. Пускай для тебя это будет увлекательной тренировкой. Представь себе все самые невероятные вещи, которые ты мог бы совершить. Ведь возможности того, кто охотится за силой, в сновидении почти безграничны.
Я попросил как-то уточнить задание.
- Уточнять тут нечего. Просто смотри на собственные руки.
- Не может быть, чтобы тебе нечего было добавить, - настаивал я.
Он покачал головой и, сведя глаза, несколько раз быстро на меня взглянул.
- Все мы разные, - наконец произнес он. – Ты просишь, чтобы я уточнил, однако я могу рассказать тебе лишь о том, как и что делал сам, когда учился. Но мы с тобой непохожи. В нас нет даже намека на сходство.
- Но, может быть, твой рассказ в чем-то мне поможет.
- Проще будет, если ты просто начнешь смотреть на свои руки. Тебе же проще.
Дон Хуан задумался, словно что-то для себя формулируя, и время от времени кивал головой.
- Каждый раз, когда ты смотришь во сне на какой-нибудь объект, он меняет форму, - произнес он после долгой паузы. – Когда учишься сновидеть, весь фокус заключается в том, чтобы не просто посмотреть на объект, а удерживать его изображение. Сновидение становится реальностью тогда, когда человек обретает способность фокусировать глаза на любом объекте. Тогда нет разницы между тем, что делаешь, когда спишь, и тем, что делаешь, когда бодрствуешь. Понимаешь?
Я ответил, что слова его мне понятны, но принять то, что он сказал, я не в состоянии. В цивилизованном мире масса людей страдает разными маниями. Такие люди не в состоянии провести грань между реальными событиями и тем, что происходит в их болезненных фантазиях. Я сказал, что все они, вне всякого сомнения, больны, и с каждым разом, когда он советует мне действовать подобно сумасшедшему, мне становиться не по себе.
После моей тирады дон Хуан обхватил щеки ладонями и тяжело вздохнул, изображая отчаяние. Получилось довольно смешно.
- Слушай, оставь ты в покое свой цивилизованный мир. Ну его! Никто тебя не просит уподобляться психу. Я же говорил тебе: воин охотится за силами, и он не справится с ними, если не будет безупречно совершенен. Разве воин не в состоянии разобраться, что есть что? А с другой стороны, ты, приятель, в мгновение ока запутаешься и погибнешь, если жизнь твоя окажется в зависимости от твоей способности отличить реальное от нереального. Хотя ты уверен, что знаешь, что такое есть этот твой реальный мир.
Очевидно, мне не удалось точно выразить свою мысль. Просто каждый раз, когда я начинал воображать, во мне говорило ощущение невыносимого внутреннего разлада из-за понимания несостоятельности моей позиции.
- Я же вовсе не пытаюсь сделать тебя больным, помешанным, - продолжал дон Хуан. – Этого ты с успехом можешь добиться и без моей помощи. Но силы, которые ведут по миру каждого из нас, привели тебя ко мне, и я пытался научить тебя способу действия, с помощью которого ты стог бы изменить свой дурацкий образ жизни и начать жить как подобает охотнику – жизнью твердой и чистой. Потом сила еще раз направила тебя и дала мне понять, что я должен учить тебя дальше, чтобы ты научился жить безупречной жизнью воина. Похоже, ты на это не способен. Но кто может сказать наверняка? Мы так же таинственны и так же страшны, как этот непостижимый мир. И кто может с уверенностью сказать, на что ты способен, а на что – нет?
В тоне дана Хуана явственно сквозила печаль. Я хотел было извиниться, но он снова заговорил:
- Вовсе не обязательно смотреть именно на руки. Выбери что-нибудь другое, но выбери заранее, а потом, когда уснешь, - найди во сне то, что выбрал. Я посоветовал выбирать руки, потому что они всегда при тебе. Когда они начнут терять форму, отведи от них взгляд и посмотри на что-нибудь другое, а потом – опять на руки. На то, чтобы в совершенстве освоить этот прием, требуется много времени...
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:32 | Сообщение # 2
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ПУТЕШЕСТВИЕ В ИКСТЛАН (3). Глава 11. «Настроение воина».

…Почти час прошел в абсолютном молчании. Потом дон Хуан отрывисто спросил, как у меня обстоят дела с техникой сновидения, которой он меня обучил. Я тренировался весьма усердно, и ценой невообразимых усилий мне в конце концов удалось обрести некоторый контроль над своими снами. Дон Хуан был прав, утверждая, что эту практику можно рассматривать как увлекательную тренировку и даже как развлечение. Теперь я чуть ли не с нетерпением ожидал наступления вечера и времени, когда придется ложиться спать. Раньше со мной такого не случалось.
И в ответ на вопрос дона Хуана я представил ему подробный отчет о своих успехах.
После того как я научился давать себе команду смотреть на руки, мне уже было легко удерживать их изображение в течение довольно длительного времени. Мои контролируемые ночные видения, в которых, правда, не всегда присутствовали мои руки, занимали уже, как мне казалось, значительную часть общей длительности сна. Но в конце концов я каждый раз проваливался в непредсказуемые коллизии обычных снов. Команда смотреть во сне на руки или на что-то еще не была связанна у меня ни с какими волевыми усилиями. Все получалось как-то само собой. В какой-то момент вдруг в памяти всплывало, что нужно смотреть не руки, а потом на то, что меня окружает. Однако были ночи, когда я ни о чем этом не вспоминал.
Дон Хуан, похоже, был удовлетворен. Он спросил, какие еще объекты, кроме своих рук, я обычно воспринимаю в контролируемых ночных видениях. Я, не сумев вспомнить ничего конкретного, принялся копаться в кошмаре, который посетил меня предыдущей ночью.
- Не индульгируй, - сухо остановил он меня.
Тогда я рассказал ему, что подробно конспектирую все свои сны. С тех пор как я начал практиковать фиксацию рук во сне, сны мои сделались очень живыми и богатыми, а способность к их запоминанию возросла до такой степени, что я с легкостью мог восстановить их вплоть до мельчайших деталей. Дон Хуан сказал, что следить за этими снами – пустая трата времени, потому что ни подробности снов, ни их живость не имеют ровным счетом никакого значения.
- Обычные сны всегда становятся очень живыми, стоит лишь человеку начать учиться сновидеть, - объяснил он. – Более того, их живость и ясность становятся серьезными препятствиями на пути, и с тобой в этом плане дело обстоит гораздо хуже, чем с кем бы то ни было из тех, кого я знаю. У тебя – самая настоящая мания, причем совершенно ужасная. Ты записываешь все, что только можешь.
А я-то искренне считал, что поступаю правильно. Благодаря подробнейшим конспектам своих снов я в какой-то степени уяснил себе природу видений, проходивших предо мною во сне.
- Брось ты это! – приказал он. – Это ни в чем тебе не поможет. Ты только отклонишься от цели – сновидения, в котором присутствует контроль и сила.
Он улегся на спину, накрыл лицо шляпой и заговорил, не глядя на меня: - Я хочу напомнить тебе все приемы, которые ты должен практиковать. Сначала фокусируешь взгляд на руках. Это отправная точка. Затем начинаешь переводить взгляд на другие объекты, на очень короткое время фокусируя его на них. Постарайся бросить такое коротких взгляд на максимальное количество объектов. Помни: если ты будешь только коротко взглядывать на объекты, они не начнут сдвигаться. Потом снова вернись к своим рукам. Каждый раз, когда ты возвращаешься к своим рукам, ты восстанавливаешь свою силу, необходимую для продолжения сновидения. Поэтому вначале не нужно смотреть сразу на множество объектов. На первый раз четырех будет достаточно. Потом ты постепенно сможешь увеличить их количество и в конце концов будешь в состоянии разглядывать все, что захочешь. Но всегда, как только начинаешь терять контроль, - возвращайся к рукам. Когда ты почувствуешь, что можешь смотреть на что угодно сколько захочешь, знай – ты готов к освоению следующего шага. Вторым шагом является прием, которым я научу тебя сейчас. Но применять его, я надеюсь, ты станешь только тогда, когда будешь готов.
Минут пятнадцать он лежал молча. Наконец он сел и посмотрел на меня.
- Следующим шагом в обучении сновидения является обучение перемещению в пространстве, - продолжал он. – Тем же способом, каким ты научился смотреть на руки, ты заставляешь себя двигаться, перемещаться в пространстве. Сначала определи место, в которое ты хотел бы попасть. Выбирай места, которые хорошо знаешь, - университет, соседний парк, дом кого-нибудь из своих друзей. А потом пожелай попасть в выбранное место. Этот прием очень сложный. Он состоит из двух частей. Первая: волевым усилием заставить себя переместить туда, куда наметил. Вторая: проконтролировать точное время своего путешествия…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:32 | Сообщение # 3
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ПУТЕШЕСТВИЕ В ИКСТЛАН (3). Глава 12. «Битва силы».

…После короткой паузы он как бы между прочем спросил:
- Как у тебя обстоят дела со сновидением?
Я рассказал, как сложно мне стало давать себе команду смотреть на свои руки. Сначала все шло относительно гладко. Может быть, это было обусловлено новизной. Без каких бы то ни было затруднений я вспоминал о том, что нужно приказать себе смотреть на руки. Однако восторг прошел, и вот уже в течение целого ряда ночей я вообще не мог этого сделать.
- Нужно на ночь надевать головную повязку, - сказал дон Хуан. – Но добыть ее не так-то просто. Я не могу тебе ее дать, ты должен сделать повязку сам, из грубой ткани. Но только после того, как увидишь ее в сновидении. Понимаешь? Головную повязку нужно изготовить в строгом соответствии с особым видением. И у нее должна быть поперечная лента, проходящая четко через макушку. Конечно, ты мог бы ложиться спать в шляпе или, как бенедиктинец, надевать на ночь колпак, но это только интенсифицирует обычные сны, а сновидению способствовать не будет.
Он немного помолчал, а потом быстро и многословно начал объяснять, что видение головной повязки может явиться не только в сновидении, но и в бодрствующем состоянии в результате какого-нибудь события, не имеющего к ней, какого-нибудь отношения. Например, наблюдения полета птиц, течения воды, облаков или чего-то в таком роде...
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:33 | Сообщение # 4
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ПУТЕШЕСТВИЕ В ИКСТЛАН(3). Глава 13. «Последняя стоянка воина»

…Я пытался настаивать, но он резко сменил тему. Он спросил, как у меня обстоят дела со сновидением.
К тому времени я уже начал наблюдать во сне конкретные места – университет и квартиры своих друзей.
- Когда ты бываешь в этих местах – днем или ночью? – спросил дон Хуан.
Мои сны соответствовали тому времени дня, в которое я обычно бываю в соответствующих местах. В университете – днем, в домах друзей – вечером.
Дон Хуан предложил мне практиковать сновидение во время дневного сна и посмотреть, удастся ли мне визуализировать выбранное место в том виде, который оно имеет в тот самый момент, когда я сплю. Если я практикую сновидение ночью, то и видение выбранных мест должны быть ночными. Переживаемое в сновидении должно соответствовать тому времени суток, в котором сновидение практикуется. В противном случае это будет не сновидение, а обычный сон.
- Чтобы облегчить себе задачу, тебе следует избрать вполне определенный объект, который должен находится в том месте, куда ты хочешь попасть. На этом объекте необходимо сосредотачивать внимание, - продолжал дон Хуан. – Например, ты можешь выбрать на этой вершине какой-нибудь вполне конкретный куст и смотреть на него до тех пор, пока он прочно не отпечатается в твоей памяти. И впоследствии ты сможешь попадать сюда в сновидении, просто вызвав образ этого куста. Или чего угодно другого, что здесь присутствует. Задача путешествия в сновидениях значительно упрощается, если вызываешь образ места силы. Например, такого, как то, где мы сейчас находимся. Но если тебе по каким-то причинам не хочется попадать именно сюда, можешь воспользоваться любым другим местом. Вероятней всего, университет тоже является для тебя местом силы. Используй его. Сначала сосредоточься на любом объекте, который там есть, а потом отыщи этот объект в сновидении. С объекта, который тебя интересует, переведи взгляд на руки. Потом – на любой другой объект и так далее. Но сейчас тебе необходимо полностью сосредоточится на том, что присутствует здесь, на этой вершине, поскольку это – самое важное место в твоей жизни…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:34 | Сообщение # 5
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
СКАЗКА О СИЛЕ (4). Часть первая. Глава 1. «Свидание со знанием».

…После вежливого молчания я решил попросить их прояснить мою проблему. Я опять чувствовал себя в отличной форме и хотел использовать свою силу.
- Расскажи мне еще о дубле, дон Хуан, - попросил я. Дон Хуан указал на дона Хенаро, и тот поклонился.
- Вот он, - сказал дон Хуан. – Тут не чего говорить. Он здесь, ты можешь смотреть на него.
- Но он – дон Хенаро, сказал я в слабой попытке направить разговор.
- Конечно, я – Хенаро, - сказал он и пожал плечами.
- Что же тогда такое дубль, дон Хенаро? – спросил я.
- Спроси его, - сказал он, указывая на дона Хуана. – Он тот, кто разговаривает, а я немой.
- Дубль – это сам маг, развившийся через свои сновидения, - объяснил дон Хуан. – Дубль для мага – это действие силы, но лишь сказка о силе для тебя. В случае с Хенаро его дубль неотличим от оригинала. Он воин, его безупречность – выше всяких похвал. Поэтому сам ты ни когда не заметишь разницы. Но за те годы, что ты его знаешь, ты встречался с оригиналом Хенаро только дважды. Все остальное время ты был с его дублем…
…Дон Хуан пояснил, что к тому времени, как воин, овладев сновидением и видением, разовьет дубль, он должен также преуспеть в стирании личной истории, чувства собственной важности и распорядка жизни.
Он сказал, что в свое время обучил меня некоторым техникам, которым я умудрился не придать особого значения. На самом деле они были, в сущности, средством устранить не практичность овладения дублем в обычном мире. Они были направлены на то, чтобы сделать меня самого и мир текучим, поместив все это за границы обусловленность…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:35 | Сообщение # 6
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
СКАЗКА О СИЛЕ (4). Часть третья. Глава 2. «Стратегия мага».

…Дон Хуан сказал, что после принятия учеником решения вступить в мир магов учитель дает ему практическую задачу – задание, которое он должен выполнять в своей повседневной жизни. Он объяснил, что задача должна подходить к личности ученика. Это своего рода растянутая жизненная ситуация, в которой попадает ученик и которая будет являться средством, постоянно воздействовать на его взгляд на мир. В моем случае я понимал эту задачу скорее как шутку, чем как серьезную жизненную ситуацию. Однако со временем мне наконец стало ясно, что я должен относиться к ней серьезно и внимательно.
- После того как ученик получил свою магическую задачу, он готов к другого типа наставлениям, - продолжал он. – Здесь он уже воин. В твоем случае, поскольку ты уже не был учеником, я обучил тебя трем техникам, помогающим сновидению: разрушению жизни, бегу силы и не-деланию. Ты был очень инертный, глупый как ученик и глупый как воин. Ты старательно записывал все, что я тебе говорил, и все, что с тобой происходило, но действовал ты далеко не совершенно. Поэтому мне все еще приходилось подстегивать тебя растениями силы.
Затем дон Хуан шаг за шагом описал, как он отвлек мое внимание от сновидения, заставив поверить в важность очень трудной деятельность, называемой им не-деланием и представляющей собой перцептуальную игру фокусирования внимания на тех чертах мира, которые обычно остаются не замеченными, например тени предметов. Дон Хуан сказал, что его стратегией было оставить не-делание в стороне, окружив его самой строгой секретностью.
- Не-делание, как и все остальное, - очень важная техника. Но она не была основным моментом, - сказал он. – Ты попался на секретности. Ты - балаболка, и вдруг тебе доверили секрет.
Он засмеялся и сказал, что может вообразить те трудности, через которые я прошел, чтобы держать рот закрытым.
Он объяснил, что разрушение рутины, бег силы и не-делание были путем к обучению новым способам восприятия мира и что они давали воину намек на невероятные возможности действия. По идее дона Хуана, знание особого практического мира сновидения делалось возможным при помощи использования этих трех техник.
- Сновидение – это практическая помощь, разработанная магами. Они не были дураками, они знали, что делают, и искали полезности нагваля, обучая свой тональ, так сказать, отходить на секунду в сторону, а затем возвращаться назад. Это утверждение не имеет для тебя смысла. Но этим ты занимался все время. Обучал себя отпускаться, не теряя при этом своих шариков. Сновидение, конечно, является венцом усилий магов, полным использованием нагваля.
Он прошелся по всем упражнениям не-делания, которые заставлял меня выполнять, по всей рутине моей повседневной жизни, которую нужно было разрушить, и по всем тем случаям, когда он вынуждал меня пользоваться бегом силы.
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:37 | Сообщение # 7
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ВТОРОЕ КОЛЬЦО СИЛЫ (5). Глава 3. «Ла Горда».

…Я пытался объяснить ей, что меня интересует только порядок действий. Я действительно отказался искать у них каких бы тони было объяснений, так как эти объяснения все равно ничего мне не давали. Совсем другое дело – описание необходимых шагов.
- Как ты научилась позволять своему телу держаться на линиях мира?
- Я научилась этому в сновидении, - сказала она. – Но я действительно не знаю как. Для женщины-воина все начинается в сновидении. Как и всех нас, Нагваль учил меня, что сначала нужно посмотреть на свои руки во сне. Я не могла найти их вообще. В моих снах у меня не было рук. Несколько лет я безуспешно пыталась найти их. Обычно каждую ночь я приказывала себе найти руки, но все было напрасно. Я никогда ничего не находила в своих снах. Нагваль был беспощаден со мной. Он сказал, что я должна или найти их или погибнуть. Поэтому я соврала ему, что нашла руки. Нагваль не сказал тогда ни слова, но Хенаро бросил свою шляпу на пол и начал плясать на ней. Он погладил меня по голове и сказал, что я действительно великий воин. Чем больше он расхваливал меня, тем хуже я себя чувствовала. Я была уже готова рассказать им о своей лжи, как вдруг сумасшедший Хенаро направил на меня свой зад и издал такой громкий и долгий звук, какого я никогда не слышала. Он практически оттолкнул меня им. Это было похоже на горячий и вонючий ветер, омерзительный и зловонный, и очень похожий на меня. Нагваль трясся от хохота.
Я убежала в дом и спряталась там. Тогда я была очень толстой. Я привыкла есть много, и у меня были обильные газы. Поэтому я решила некоторое время не есть ни чего. Лидия и Хосефина помогали мне. Я ничего не ела двадцать три дня и однажды ночью я нашла свои руки во сне. Они были старыми и зелеными, но они были моими. Так что начало было положено. Остальное было легко.
- А что было «остальное», Горда.
- Следующего, чего хотел от меня Нагваль, - попытаться найти в своих снах дома или постройки и смотреть на них, стараясь не разрушить эти образы. Он сказал, что искусство сновидящего заключается в удержании образов своего сна. Потому что так или иначе мы занимаемся этим всю нашу жизнь.
- Что под этим подразумевалось?
- Мы как обычные люди удерживаем образ того, но что смотрим. Нагваль сказал мне, что мы делаем это, но не знаем как. Мы просто делаем; наши тела делают это. В сновидении мы должны делать то же самое, только вот в сновидении мы должны научится, как делать это. Мы должны стараться не смотреть, а только бросать мимолетные взгляды, и удерживать образ.
Нагваль велел мне в своих снах найти повязку для своего пупка. На это потребовалось много времени, потому что я не понимало, что он имеет в виду. Он сказал, что в сновидении мы реагируем пупком, поэтому он должен быть защищен. Нам нужно немного тепла или чувства давления на центр живота, чтобы удерживать образы в своих снах.
Я нашла в своих снах гальку, которая была приложена к моему пупку, и Нагваль заставлял меня искать ее в водяных дырах и каньонах, пока я не нашла ее. Я сделала для нее пояс, и с тех пор днем и ночью ношу его. Это помогает мне удерживать образы в своих снах. Затем Нагваль дол мне задание отправляться в сновидениях в определенные места. Я действительно хорошо выполнила эти задания, но в то время я как раз теряла форму и начала видеть перед собой глаз. Нагваль сказал, что это все изменило, и приказал использовать глаз, чтобы тянуть себя. Он сказал, что у меня нет времени для получения дубля в сновидении и что глаз – это даже лучше. Я почувствовала обман.
Теперь мне все равно. Я использовала глаз, как только могла. Я позволяла ему тянуть меня в сновидении. Я закрывала глаза и засыпала с легкостью даже днем и в любом месте. Глаз тянет меня, и я вхожу в другой мир. Большую часть времени я просто брожу там.
Нагваль сообщил мне и сестричкам, что во время наших менструальных периодов сновидение становится силой. Для начала я стала слегка сумасшедшей и более отважной. И Нагваль был прав – в эти дни перед нами открывается трещина. Ты не женщина, поэтому для тебя это не имеет никакого смысла, но знай: за два дня до своего периода женщина может открыть для себя эту трещину и вступить в другой мир. – Левой рукой она обвела контуры какой-то невидимой линии, которая, казалось, пролегла вертикально перед ней, на расстоянии вытянутой руки.
- В этот период женщина может, если захочет, позволять проходить через себя образам мира, - продолжала Ла Горда. – Это трещина между мирами, и, по словам Нагваля, она находится прямо перед нами, женщинами.
Причина, по которой Нагваль считал, что женщины – лучше маги, чем мужчины, заключается в том, что перед нами всегда, есть трещина, тогда как мужчина должен сделать ее.
Именно во время своих периодов я научилась летать в сновидении с помощью линий мира. Я научилась делать искры с помощью своего тела, а потом научилась хватать их. И это пока все, чему я научилась в сновидении.
Я засмеялся и сказал, что мне после нескольких лет практики «сновидения» вообще нечем похвастаться…
- Ты научился вызывать союзников в сновидении – уверенно сказала она…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:38 | Сообщение # 8
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ВТОРОЕ КОЛЬЦО СИЛЫ (5). Глава 5. «Искусство сновидения».

…Нагваль говорил, что самый лучший путь получения энергии – это, конечно, позволить солнцу войти в глаз, особенно левый.
Я сказал ей, что ничего не знаю об этом, и она описала процедуру, которой обучил их дон Хуан. Пока она говорила, я вспомнил, что он обучал этой процедуре и меня тоже. Она заключалась в том, что я должен был медленно двигать головой из стороны в сторону, пока не поймаю солнечный свет своим полуприкрытым левым глазом. Он сказал, что можно пользоваться не только солнцем, но и любым источником света, который может светить в глаза.
Ла Горда сказала, что Нагваль порекомендовал им повязывать свои шали ниже талии, когда они будут кататься по земле, чтобы предохранить тазовые кости. Я заметил, что дон Хуан никогда не говорил мне о такой процедуре. Она сказала, что это нужно только женщинам, потому что у них есть мотка и энергия Земли поступает прямо в матку. Путем вращения они распределяют эту энергию по остальной части своего тела. Мужчины, чтобы заряжаться энергией, должны лечь на спину, согнув колени так, чтобы подошвы ног соприкасались друг с другом. Руки должны быть вытянуты в стороны, предплечья вертикально подняты, а пальцы согнуты перпендикулярно ладони…
…Дон Хуан говорил мне, что наше «первое кольцо силы» включается очень рано. И мы проживаем все жизни под впечатлением, что это все, что у нас есть. Наше «второе кольцо силы», внимание нагваля, остается скрытым для подавляющего большинства из нас, и только в момент нашей смерти оно оказывается доступным каждому.
Существует, правда, доступный для всех путь к его достижению, но следуют ему только маги, - и это путь через «сновидения». Сновидения, в сущности, является преобразованием обычных снов в процесс, включающий волевой акт. Сновидящие, привлекая свое внимание нагваля и фокусируя его на темах и событиях своих обычных снов, преобразуют эти сны в сновидения. Дон Хуан говорил, что «внимание нагваля» не достичь никакими процедурами. Он только дал мне указания.
Прежде всего надо было найти свои руки во сне. Затем упражнение по тренировке внимания расширялось до поиска предметов и отыскание конкретных вещей, домов, улиц и тому подобного. Отсюда делался прыжок к сновидению о конкретных местах в конкретное время дня.
Заключительной стадией было фокусирование «внимание нагваля» исключительно на самом себе. Дон Хуан говорил, что этой заключительной стадии обычно предшествовал сон, который видели многие из нас в то или иное время и в котором человек смотрит на самого себя, спящего в постели.
К моменту появления такого сна внимание мага развивается до такой степени, что вместо того, чтобы проснуться, как делают многие из нас в этой ситуации, он разворачивается на своих каблуках и приступает к какой-либо деятельности, как если бы это происходило в обычной жизни. С этого момента появляется брешь, разграничение до сих пор единой личности.
Результатом привлечения «внимания нагваля» и развития его до уровня и усложненности нашего обычного внимания к миру в системе дона Хуана является «другое я», существо, подобное самому человеку, но созданное в сновидении.
Дон Хуан говорил мне, что не существует определенных стандартов или точных шагов для обучения этому дублю. Точно так же как не бывает определенных шагов для достижения нашего обычного осознания. Мы просто делаем это посредством практики. Он утверждал, что в процессе привлечения нашего «внимания нагваля» мы найдем эти шаги сами. Он убеждал меня практиковать сновидение, не позволяя своим страхам совать палки в колеса…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:39 | Сообщение # 9
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ВТОРОЕ КОЛЬЦО СИЛЫ (5). Глава 6. «Второе внимание».

…Нас Нагваль учил пристальному созерцанию. Он никогда не объяснял нам, что же он, в сущности, делает. Он никогда не объяснял нам, что же он, в сущности, делает. Он просто учил нас созерцать. Мы никогда не догадывались, что пристальное созерцание – один из способов уловить второе внимание. Мы думали, что это что-то вроде забавы. Но это было не так. Сновидящие вначале должны стать созерцающими.
Сначала Нагваль положил на землю сухой лист и заставил меня смотреть на него часами. Каждый день он приносил лист и клал его передо мной. Сначала я думала, что это один и тот же лист, но потом заметила, что они были разными. Нагваль сказал, что, когда мы осознаем это, мы уже не смотрим, но созерцаем.
Затем он стал класть передо мной кучу сухих листьев. Он велел мне чувствовать их, разбрасывая левой рукой и созерцая их при этом. Сновидящий рассматривает листья по спирали, а затем сновидит узоры, образуемые листьями. Нагваль говорил, что, если сновидящий вначале видит в сновидении узоры, а на завтра находит их в куче листьев, он может считать, что овладел созерцанием листьев. И еще он говорил, что пристальное созерцание листьев укрепляет второе внимание. Если ты созерцаешь груду листьев часами, как он обычно заставлял делать меня, то мысли утихают. Без мыслей затихает и внимание тоналя. Внезапно твое второе внимание цепляется за что-то в листьях и листья становятся чем-то еще. Нагваль называл момент, когда второе внимание зацепляется, остановкой мира.
И это точно. Мир останавливается. По этой причине рядом всегда кто-то должен быть. Мы ничего не знаем о фокусах второго внимания. А так как мы никогда не использовали его, мы должны воспитывать его, прежде чем отважиться на пристальное созерцание в одиночку. Трудность созерцания в том, чтобы научиться утихомиривать мысли. Нагваль говорил, что учит нас этому по куче сухих листьев просто оттого, что они всегда есть под руками. Той же цели может служить и любая другая вещь. Когда ты можешь остановить мир, ты стал созерцателем. А так как единственный способ достичь остановки мира состоит в постоянных попытках, то Нагваль заставлял нас созерцать сухие листья годы и годы. Я думаю, что это наилучший способ достичь второго внимания. Он комбинировал пристальное созерцание сухих листьев с поисками рук во сне. Мне потребовалось около года, чтобы найти свои руки, и четыре года, чтобы остановить мир. Нагваль говорил, что, когда уловишь свое второе внимание с помощью сухих листьев, начинаешь сновидеть, чтобы расширить его. Вот и все, что касается пристального созерцания…
…- Когда сновидящий знает, как остановить мир, он может созерцать и другие вещи. Потеряв в конце концов форму, он может созерцать все что угодно. Я делаю это. Хотя он советовал нам следовать определенному порядку в созерцании, я могу войти во что угодно.
Вначале мы созерцали маленькие растения. Нагваль предупреждал нас, что такие растения очень опасны. Их сила сконцентрирована, они имеют очень интенсивное свечение и чувствуют, когда сновидящие наблюдают их. Они собирают свой свет и стреляют им в сновидца. Поэтому каждый должен уметь выбрать один вид растения и созерцать только его.
Потом мы созерцали деревья. У каждого сновидящего – свой собственный вид дерева для созерцания…
…Потом, продолжала она, Нагваль заставил их созерцать движущиеся живые существа. Он говорил, что маленькие насекомые – это наилучшие объекты. Их подвижность делала их безвредными для созерцания в отличие от растений, которые извлекали свой свет прямо из земли.
Следующим шагом было пристальное созерцание камней. Из-за своей древности и силы камни имеют особый свет, скорее зеленоватый, в отличие от белого света растений и желтоватого света подвижный существ. Камни открываются созерцателю весьма непросто, но это стоит усилий – у камней есть свои особые секреты, скрытые в их сердцевине. Эти секреты способны помочь магу в сновидении.
- Что же за секреты открывают камни тебе?
- Когда я пристально смотрю в самую сердцевину камня, - сказала она, - я всегда улавливаю дуновение особого запаха, присущего только этому камню. Когда я странствую в своем сновидении, благодаря этим запахам я знаю, где нахожусь.
Она добавила, что важным фактором при созерцании листьев, камней и растений было время дня. Ранним утром деревья и камни кажутся оцепеневшими и свет у них тусклый. Около полудня они находятся в самой лучшей форме, и созерцание их в это время проводится для заимствования их света и силы. В конце дня и рано вечером деревья и камни тихи и печальны, особенно деревья. Ла Горде казалось иногда, что в этот час они сами созерцают созерцателя.
Второй серией в последовательности пристальных созерцаний является созерцание природных явлений: дождя, тумана. Она сказала, что созерцатели могут фокусировать свое внимание непосредственно на самом дожде и двигаться в месте с ним или фокусировать его на заднем плане и использовать дождь как своего рода волшебное стекло, чтобы увидеть скрытые особенности мира. Места силы или места, которые следует избегать, находят при помощи пристального созерцания через дождь. Места силы – желтоватого цвета, а неблагоприятные места – интенсивно зеленые.
Ла Горда отметила, что, несомненно, туман для созерцателя самая таинственная вещь на Земле и что его можно использовать теми же двумя способами, что и дождь. Но он нелегко поддается женщине; даже после того, как она потеряла форму, он все же остается непостижимым для нее…
…Последней серией было пристальное созерцание огня, дыма и теней. Она сказала, что для созерцателя огонь не яркий, а темный, почти черный, такой же, как дым. А вот тени имеют цвет и в них есть движение.
Оставались еще две вещи, стоящие особняком, - пристальное созерцание звезд и воды. Созерцание звезд выполнялось только магами, уже потерявшими свою человеческую форму. По ее словам, созерцание звезд проходило у нее очень хорошо, но она не смогла управляться с созерцанием воды, особенно текущей. Маги использовали ее, чтобы собрать свое второе внимание и переправить его в любое место, где им хотелось быть...
…Ла Горда встала и пошла в дом. Спустя минуту она вернулось с небольшой круглой подушкой из волокон, которые обычно употребляются для изготовления сетей. Не говоря ни слова, она повела меня к переднему крыльцу. Там она сказала, что сделала эту подушку сама, на ней удобно было сидеть, когда она училась созерцанию. При пристальном созерцании положения тела очень важно. Сидеть нужно на земле на мягкой подушке из натурального волокна или на подстилке из листьев. Спину прислоняют к дереву, пню или камню. Тело при этом должно быть совершенно расслабленным. Глаза не фиксируются на объекте, чтобы избежать утомления. Пристальное созерцание заключается в очень медленном сканировании созерцаемого объекта против часовой стрелки, но без поворотов головы. Она добавила, что Нагваль заставил их вкопать эти толстые столбы, чтобы они могли прислонятся к ним…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:41 | Сообщение # 10
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ДАР ОРЛА (6). Часть первая. Глава 1. «Фиксация второго внимания ».

…Дон Хуан определял искусство сновидения по-разному. Наиболее туманное из этих описаний, как мне теперь кажется, является наиболее удачным. Он сказал, что искусство сновидения – это, по сути, не-делание сна. Оно дает возможность практикующим его использовать ту часть жизни, которую они обычно проводят в хаосе. Сновидящие как бы не спят вообще, но без всяких болезненных последствий. Это не значит, что у сновидящих полностью отсутствует сон, просто эффект сновидения продлевает состояние бодрствования за счет использования некоего вспомогательного тела – тела сновидения.
Дон Хуан объяснил мне, что тело сновидения – это нечто такое, что иногда называют «дубль», а иногда – «другой», потому что это точная копия тела сновидящего. В сущности – это энергия светящегося существа, белесая, призракоподобная эманация, которая посредством фиксации второго внимания проецируется в трехмерное изображение тела. Дон Хуан объяснил, что тело сновидения – это не привидение, оно настолько же реально, насколько реально все, с чем мы сталкиваемся в повседневном мире.
Он сказал, что второе внимание неизбежно фокусируется на энергетическом поле нашего существа и трансформирует эту энергию во что-нибудь подходящее. Самое легкое – это, конечно, изображение нашего физического тела, которое мы хорошо знаем по опыту использования первого внимания. То, что маги называют волей, как раз и является проводником нашей энергии для создания чего бы то ни было в пределах возможного. Невозможно определить, где находятся эти пределы, но на уровне светящихся существ их диапазон настолько велик, что напрасно и пытаться установить их; поэтому можно сказать, что воля способна преобразовать энергию светящихся существ во что угодно.
- Нагваль говорил, что тело сновидения вовлекается во все и цепляется за все, что ему попадается, - сказал Бениньо. – Оно как бы ничего не соображает. Он рассказывал, что мужчины в этом смысле слабее женщины, так как у мужчин тело сновидения больше стремится к обладанию…

ДАР ОРЛА (6). Часть первая. Глава 3. «Квази воспоминания другого «я».

…Я рассказал им о том, что считал своим настоящим сновидением. Дон Хуан говорил мне, что нет смысла останавливаться на деталях. Он дал мне следующее основное правило: я должен уделять чему-либо особое внимание, только если увижу это не менее трех раз. В остальных же случаях все попытки будут простой ступенью в понимании второго внимания…(далее идет описания путешествия Кастанеды вне тела и видения саблезубых тигров – «сновидения призраков»).
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:42 | Сообщение # 11
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ДАР ОРЛА (6). Часть вторая. Глава 7. «Совместное сновидение ».

…Несколько лет назад, когда я приобрел некоторый опыт в сновидениях, я спрашивал дона Хуана, есть ли тут какие-нибудь известные ступени, которые были бы общими для всех нас. Он сказал, что в конечном счете каждый сновидящий отличается от других. Но, разговаривая с Ла Гордой, я обнаружил такое сходство в наших сновидениях, что набросал возможную классификационную схему различных состояний.
Спокойное бодрствование – это предварительное состояние, когда чувства засыпают, но окружающее еще осознается. В моем случае я всегда воспринимал в этом состоянии поток красноватого света, примерно такого, какой видишь, когда через плотно сомкнутые веки смотришь на солнце.
Второе состояние сновидения я называл динамическим бодрствованием. В этом случае красноватый свет рассеивается, как туман, и смотришь на какую-нибудь сцену, вроде табло, так как эта сцена неподвижна. Видишь трехмерную картину. Застывший кусочек чего-то, будь то пейзаж, улица, человек, лицо – что угодно.
Третье состояние я определил как пассивное наблюдение. В этом состоянии сновидящий уже не смотрит на застывшие осколки мира, но наблюдает, являясь свидетелем происходящего события. Преобладание у нас зрительных и слуховых ощущений превращает это состояние сновидения главным образом в дело глаз и ушей.
В четвертом состоянии я оказываюсь втянутым в действие. Здесь уже что-то делаешь, предпринимаешь какие-то шаги и используешь свое время полностью. Я назвал это состояние динамической инициативой…
…Однажды вечером мы сели и так подробно, как могли, стали обсуждать все, что мы знаем о сновидениях. Вскоре выяснилось, что здесь есть несколько ключевых тем, которым дон Хуан придавал особое значение.
Прежде всего, это сам акт сновидения. Он, видимо, начинается как совершенно особое состояния осознания, к которому приходишь, фокусируя остаток сознания, который еще имеешь во сне, на отдельных чертах или элементах сна. Этот остаток сознания, который дон Хуан называл «вторым вниманием», вводился в действие или запрягался в работу при помощи упражнения «не-делание». Мы считали, что существенной помощью сновидению было состояние умственного покоя, которое дон Хуан называл «остановкой внутреннего диалога» или «не-делание разговора с самим собой». Чтобы научить меня выполнению этого, он обычно заставлял меня усиливать периферическое зрение. Этот метод был эффективен сразу в двух планах. Он позволял мне остановить свой внутренний диалог и тренировал мое внимание. Заставляя меня концентрировать внимание на периферии поля зрения, дон Хуан усиливал мою способность сосредотачиваться в течение длительной деятельности.
Позднее, когда я добился успеха в концентрировании внимания, я мог часами заниматься какой-нибудь нудной работой, не отвлекаясь, на что ранее не был способен. Дон Хуан говорил мне, что наилучший способ войти в сновидение – это концентрироваться на кончике грудины, на верхней части живота. Он сказал, что энергия, нужная для сновидения, исходит из этой точки. Та же энергия, которая нужна, чтобы перемещаться в сновидениях, исходит из области, расположенной на 2-5 см ниже пупка. Он называл эту энергию «волей», или силой собирать воедино и выбирать. У женщин как внимание, так и энергия для сновидения исходят их матки.
-Сновидение женщины должно исходить из матки, потому что это ее центр, - заметила Ла Горда. – Мне, для того чтобы начать сновидение или прекратить его, нужно всего лишь сконцентрировать внимание на матке. Я научилась чувствовать ее внутреннюю поверхность. Я вижу красноватое сияние и тут же выхожу.
- Сколько времени тебе требуется, чтобы увидеть его?
- Несколько секунд. В то же мгновение, когда мое внимание сосредотачивается на матке, я уже в сновидении, - продолжала она. – У меня обычно никогда нет с этим проблем. У женщин всегда так. Самое трудное для нас – понять, как начать. Мне потребовалось два года, чтобы прервать внутренний диалог и сконцентрироваться на матке. Может, поэтому женщина всегда и нуждается в ком-либо, кто направлял бы ее.
Нагваль клал мне на живот холодные мокрые речные камни или просто какой-нибудь грузик, чтобы я почувствовала эту точку. У меня было свинцовое грузило, которое он дал мне. Он заставлял теня закрывать глаза и концентрировать внимание на той точке, где находится груз. Каждый раз я засыпала. Но это его не заботило. Фактически, не имеет значения, что делаешь, до тех пор, пока внимание сконцентрировано на матке. В конце концов я научилась концентрироваться на этой точке без всякого грузика.
Однажды я самостоятельно вошла в сновидение. Я чувствовала свой живот в том месте, куда Нагваль так часто клал грузик, когда внезапно заснула, как и обычно, но только при этом что-то толкнуло меня в матку. Я увидела красноватое сияние, а затем совершенно изумительный сон. Но как только я попыталась пересказать его Нагвалю, я поняла, что это не был обычный сон. Я не могла объяснить ему, что это был за сон, просто я чувствовала себя очень сильной и счастливой. Он сказал, что это было сновидение.
С тех пор он никогда не клал на меня грузик. Он позволял мне заниматься сновидением, не вмешиваясь. Время от времени он просил меня рассказать ему об этом и давал указания. Вот так должно осуществляться обучение сновидению.
Ла Горда сказала, что, по словам дона Хуана, облегчить сновидение могло все, что может быть использовано в качестве «не-делания», при условии, что внимание будет удерживаться фиксированным. Например, он заставлял ее и других учеников пристально смотреть на камни и листья поддержал Паблито, когда тот захотел сконструировать свое собственное устройство для «не-делания». Паблито начал с не-делания ходьбы задом наперед. Он двигался бросая короткие взгляды через плечо, чтобы видеть тропу и избегать препятствий. Я подал ему идею использовать зеркальце заднего обзора, а он развил ее в целую конструкцию из деревянного шлема с придатками, на которых примерно в 15 см от его лица и на 5 см ниже уровня его глаз были укреплены два маленьких зеркальца. Эти зеркальца не мешали ему смотреть вперед, а благодаря боковому углу, под которым они были установлены, охватывали все пространство позади него. Паблито хвастал, что имеет полный круговой обзор. При помощи этой конструкции Паблито мог идти задом наперед на любые расстояния и в течение какого угодно времени.
Поза, которую нужно принимать для сновидения, тоже была очень важной темой.
- Не знаю, почему Нагваль не говорил мне с самого начала, - сказала Ла Горда, - что лучшей позой для женщины, чтобы начать сновидение, будет сесть со скрещенными ногами, а затем дать телу упасть – что оно и сделает, если сосредоточить внимание на сновидении. Нагваль сказал мне об этом, наверное, через год после того, как я начала. Теперь я секунду сижу в таком положении, затем ощущаю свою матку, и вот я уже в сновидении.
В самом начале я так же, как Ла Горда, входил в сновидение, лежа на спине, пока однажды дон Хуан не сказал мне, что я добьюсь лучших результатов, если буду сидеть на тонкой мягкой циновке, сложив ступни ног одна к другой и положив бедра так, чтобы они касались циновки. Он указал, что поскольку у меня гибкие тазобедренные суставы, то я должен развить их так, чтобы мои бедра полностью прилегали к циновке. Он добавил, что если я буду входить в сновидение в таком сидячем положении, то мое тело не соскользнет и не упадет в сторону, а туловище наклонится вперед, и я лягу лбом на ступни.
Еще одной очень важной темой было время, когда следует входить в сновидение. Дон Хуан говорил нам, что наиболее благоприятны для этого поздний вечер и раннее утро. Причина, по которой он предпочитал именно эти часы, крылась в том, что он называл практическим применением знания магов. Он сказал, что поскольку заниматься сновидением приходится в окружении людей, следует выбирать наилучшие условия для уединения и отсутствия вмешательства. Вмешательством, которое он имел в виду, было не физическое присутствие людей, а их внимание. По словам дона Хуана, бессмысленно уходить из мира и прятаться, потому что, даже если человек совсем один в уединенном и пустынном месте, вмешательство людей превалирует, потому что невозможно отключить их первое внимание. В зависимости от местности, в часы, когда большинство людей спит, это вмешательство резко снижается, потому что именно в эти часы спит первое внимание.
Это привело его к описанию второго внимания. Дон Хуан объяснил нам, что внимание, необходимое в начале сновидения, должно быть насильственно остановлено на определенной детали сна. Таким способом за счет «обездвиживания» внимания обычный сон можно превратить в сновидение.
Далее он объяснил, что в сновидении приходится пользоваться теми же механизмами внимания, что и в повседневной жизни. Наше первое внимание приучено с большей силой концентрироваться на деталях мира, чтобы превращать аморфную и хаотичную сферу восприятия в упорядоченный мир осознания.
Дон Хуан сказал также, что второе внимание выполняло функции приманки, притягивающей шанс. Чем чаще им пользуются, тем выше вероятность достичь желаемого результата. Но это была также и функция внимания вообще, функция, принимаемая настолько как само разумеющееся в обычной жизни, что ее перестали замечать. Если мы сталкиваемся с удачей, мы говорим о ней как о случае или совпадении, а не о том, что второе внимание указало нам на событие.
Обсуждение второго внимания подготовила почву для второй ключевой темы – тела сновидения. В целях руководства Ла Гордой дон Хуан поставил перед ней задачу – постепенно и неуклонно мобилизовать свое второе внимание на детали ощущения полета в сновидении.
- Как ты научилась летать в сновидении? – спросил я ее. – Тебя кто-нибудь учил?
- Нагваль Хуан Матус учил меня здесь, в этом мире, - ответила она. – И в сновидении меня учил кто-то, кого я никогда не могла увидеть. Это был только голос, говорящий мне, что я должна делать. Затем у меня ушли годы на то, чтобы научиться переходить из обычного тела, которое можно потрогать, в тело сновидения.
- Ты должна мне это объяснить, Ла Горда, - сказал я
- Ты учился входить в тело сновидения, когда видел в сновидении, что выходишь из своего тела. Но, насколько я могу судить, Нагваль не дал тебе никакой специальной задачи, поэтому ты отправлялся по любой из дорожек, по какой только можешь. Передо мной же стояла задача использовать свое тело сновидения. Такую же задачу имели и сестрички. Дон Хуан сказал, что, как только научишься сновидению, любой сон, который ты можешь запомнить, уже не является сном. Это сновидение. В своем сне я однажды видела себя летающей, подобно воздушному змею. Я рассказала об этом Нагвалю, так как мне понравилось ощущение парения. Он воспринял все это очень серьезно и превратил в задачу.
Тогда я стала стараться летать в сновидении. Но я не могла его настроить. Чем больше я старалась воздействовать на свое тело сновидения, тем труднее это становилось. В конце концов Нагваль сказал, чтобы я перестала пытаться и позволила этому прийти самому. Шаг за шагом я училась летать в сновидениях. Именно тогда какой-то голос начал говорить мне, что надо делать. Это был женский голос, как я всегда чувствовала.
Когда я научилась летать в совершенстве, Нагваль сказал, что каждое движение полета, которому я научилась в сновидении, я должна повторять наяву. У тебя была такая же возможность, когда саблезубый тигр учил тебя дышать. Но ты никогда не превращался в тигра в сновидении, поэтому не мог бы делать это в состоянии бодрствования. Ну а я научилась летать в сновидении. Сдвигая свое внимание в тело сновидения, я могла летать, как воздушный змей, и тогда, когда бодрствовала…
…Я сказал Ла Горде, что в том, что она называла своим переходом в тело сновидения, должно быть еще и многое другое, помимо простого повторения «летательных» движений.
Прежде чем ответить, она немного подумала.
- Я полагаю, Нагваль тебе тоже говорил, - сказала она, - что единственно, что на самом деле имеет значение при таком переходе, - это закрепление второго внимания. Нагваль говорил тебе, что именно внимание создает мир. Он был, конечно, абсолютно прав. У него были причины так говорить. Он был мастером внимания. Я думаю, он сознательно ставил передо мною задачу самой понять, что мне требуется, чтобы перейти в тело сновидения, - это сфокусировать свое внимание на акте полета. Здесь важно прежде всего накапливать внимание в сновидении, чтобы наблюдать за всем, что делаешь во время полета. Это единственный способ культивировать второе внимание. Как только оно окрепло, стоит лишь чуть-чуть сфокусировать его на деталях, и ощущение полета сопровождалось чувством реальности, пока для меня не стало обычным сновидеть, что я парю в воздухе.
Таким образом, в деле полета мое второе внимание было обострено. Когда Нагваль поставил передо мной задачу перемещаться в тело сновидения, он имел в виду, чтобы я включала свое второе внимание. Так я это понимаю. Первое внимание, внимание, создающее мир, никогда нельзя преодолеть полностью. Оно лишь на мгновение может быть выключено или замещено вторым вниманием, при условии, что тело уже накопило его в достаточном количестве. Искусство сновидения является естественным путем накопления второго внимания. Поэтому можно сказать, что для перемещения в тело второго внимания в бодрствующем состоянии надо следовать практике сновидения, пока у тебя из ушей дым не пойдет.
- Можешь ли ты в любое время, когда захочешь, попадать в свое тело сновидения? – спросил я.
- Нет, это не так просто, - ответила она. – Я научилась повторять движения и ощущение полета в бодрствующем состоянии, но я не могу летать, когда пожелаю. Для моего тела сновидения всегда существует барьер. Иногда я чувствую, что барьер снят. В это время мое тело свободно, и я могу летать, как если бы я была в сновидении.
Я сказал Ла Горде, что в моем случае для тренировки второго внимания дон Хуан поставил передо мной три задачи. Первая состояла в том, что я находил в сновидении свои руки. Затем он рекомендовал мне выбрать какое-нибудь место, сфокусировать на нем внимание, а затем продолжать делать сновидение и посмотреть, смогу ли я действительно туда попасть. Он предложил, чтобы я посещал в таком месте кого-нибудь, кого я знаю, предпочтительно женщину, преследуя две цели. Во-первых, зафиксировать малейшие изменения, которые могут действительно указать на то, что я был там в сновидении; во-вторых, найти какую-нибудь малозаметную деталь, которая окажется как раз тем, на что настраивается мое второе внимание.
В этом аспекте наиболее серьезной проблемой, с которой встречается сновидящий, является неуклонная фиксация второго внимания на деталях, обычно остающейся незамеченной вниманием повседневным, что создает почти непреодолимое препятствие для оценки. То, что ищешь в сновидении, оказывается совсем не тем, чему уделяешь внимание в повседневной жизни.
По словам дона Хуана только в период обучения необходимо прилагать усилия к тому, чтобы сделать второе внимание неподвижным. После этого приходится выдерживать почти непреодолимое давление второго внимания и лишь мельком бросать взгляды на окружающее. В сновидении следует удовлетворяться самыми краткими видениями всего, так как, если на чем-то сфокусируешься, мгновенно теряешь контроль.
Последней обобщенной задачей, которую он передо мной поставил, был выход из тела. Я частично преуспел в этом, и всегда считал это своим единственным реальным достижением в сновидении.
Дон Хуан исчез прежде, чем я усовершенствовал ощущение в сновидении, что я могу свободно обращаться с миром повседневных вещей, находясь тем временем в сновидении. Его уход прервал то, что, по моему мнению, должно было быть неизбежным проникновением сновидения в мир повседневной жизни.
Для того чтобы объяснить контроль второго внимания, дон Хуан ввел идею воли. Он сказал, что воля может быть представлена в виде максимального контроля свечения тела как энергетического поля, о ней можно говорить также как об уровне мастерства или как о таком состоянии бытия, которое внезапно входит в повседневную жизнь воина в определенное время. Воля ощущается как сила, излучаемая из средней части тела вслед за моментом абсолютной тишины, или сильного ужаса, или глубокой печали, потому что счастье слишком опустошаем и не дает воину концентрации, требуемой, чтобы использовать свечение тела и обратить его в молчание…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:43 | Сообщение # 12
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ДАР ОРЛА (6). Часть третья. Глава 13. «Тонкости искусства сновидения ».

…Зулейка говорила мне, что если сновидение проводится в закрытом помещении, то лучше всего осуществлять его в полной темноте, сидя или лежа на узкой кровати или, еще лучше, сидя в ящике, напоминающем гроб.
Он считала, что все сновидения вне помещений должны проводиться под защитой пещеры в песчаных районах у источников, но никогда не на плоских равнинах рядом с реками, озерами или морем, потому что плоские равнины, как и вода, противопоказаны второму вниманию…
…Она говорила, что кратчайший путь ко второму вниманию лежит через ритуальные действия, монотонное пение, сложные повторяющиеся движения…
…Зулейка объяснила, что видящий должен начинать с точки; интенсивный же свет или ничем не нарушаемая темнота на первых порах бесполезны. Прекрасными отправными точками являются такие цвета, как пурпурный, светло-зеленый или насыщенно-желтый. Сама она, однако отдавала предпочтение оранжево-красному цвету, дававшему максимальное ощущение покоя. Она заверило меня, что, как только я научусь входить в оранжево-красный цвет, я стогу постоянно вызывать свое второе внимание при условии, что окажусь в состоянии осознавать последовательность физических событий…
…Она внезапно начала объяснять мне, что второе внимание принадлежит светящемуся телу, так же как первое – телу физическому. Точка, в которой собирается второе внимание, расположена как раз там, где указал Хуан Тума при нашей первой встрече, - приблизительно в тридцати сантиметрах перед серединной точкой между желудком и пупком и в десяти сантиметрах правее.
Зулейка приказала мне массировать это место, двигая пальцами обеих рук по этой точке, как будто я играю на лютне. Она заверила меня, что рано или поздно я почувствую, как мои пальцы проходят через что-то плотное, подобно воде, и так в конце концов я нащупаю свою светящуюся оболочку.
Двигая пальцами, я ощутил, как воздух становится все плотнее и превращается в какую-то густую массу. Неопределенное физическое наслаждение растеклось по телу, и я подумал, что прикасаюсь к нерву своего тела, но тут же понял абсурдность и этой мысли, и всего происходящего. Я остановился.
Зулейка предупредила меня, что, если я не буду двигать пальцами, она ударит меня по голове. Чем дольше я продолжал волнообразные движения, тем ближе к телу ощущал почесывание. В конце концов оно оказалась в двенадцати-пятнадцати сантиметрах от моего тела. Как будто что-то во мне осело. Мне на самом деле показалось, что я могу чувствовать впадину. Затем последовало еще одно неземное ощущение. Я засыпал и тем не менее находился в полном осознании. В ушах у меня зазвенело, а затем я почувствовал, как какая-то сила опрокинуло меня на левый бок, не разбудив. Это же сила скатала меня очень туго, как сигару, и вмяла внутрь щекочущего углубления…
…Зулейка была очень требовательна с того момента, как приняла руководство. Она приказала им раздеться и забраться в толстые ватные пушистые мешки, лежащие на полу. Эти мешки покрывали их от кончиков пальцев на ногах до шеи. Затем она велела им сесть на циновки спиной к спине, в том же алькове, где обычно сидел и я. Она сказала им, что их задача – смотреть в темноту, пока та не начнет окрашиваться. После многих сеансов они действительно начали видеть в темноте цвета. С этого момента Зулейка заставляла их день ото дня сидеть бок о бок и смотреть в одну точку…
…Рассказ Ла Горды напомнил мне, что Зулейка и меня заставляла влезать в пушистые одеяния. Команды, которые она применяла, чтобы заставить меня забраться меня внутрь, открыли мне разумность такого использования мешка. Она говорила, чтобы я почувствовал его пушистость своей кожей, особенно кожей икр. Она вновь и вновь повторяла, что человеческие существа имеют великолепный чувствительный центр на наружной стороне икр, и если кожу на этом месте заставить расслабиться или нежно погладить ее, то объем нашего восприятия увеличивается намного больше, чем это было вы достижима при помощи рассудка. Мешок был мягким, и почти сразу возникло ощущение необычайно приятного расслабления в ногах. Активность нервных окончаний в моих играх существенно повысилась…
…В течение многих сеансов я смотрел в темноту и был готов визуализировать цветовое пятно. Я даже был свидетелем всей метаморфозы от однородной темноты до четко очерченного пятна интенсивной яркости. А затем меня уносило в сторону появления щекотки, на которой я вынужденно фокусировал внимание, пока не входил в фазу спокойного бодрствования. Именно тогда я впервые погрузился в оранжево-красное пятно...
...После этого Зулейка принялась за другую часть своего учения. Она начала учить меня двигаться. Прежде всего она приказала, чтобы я поместил свое осознание в среднюю точку тела; у меня эта точка находилась ниже среднего края пупка. Она велела, чтобы я подметал им пол, то есть делал качающиеся движения, как если бы к животу была прикреплена метла. В течение бесчисленных сеансов я пытался выполнить то, что приказывал мне голос. Она не позволяла мне погружаться в состояние спокойного бодрствования, ее намерением было привести меня к ясному восприятию подметания пола своей средней точкой, пока я нахожусь не в сновидении. Она сказала, что пребывание на левой стороне осознания – достаточное преимущество для того, чтобы хорошо выполнять это упражнение.
Однажды, по непонятной для меня причине, мне удалось почувствовать смутное ощущение в области живота. Это не было чем-то определенным, а когда я на этом сконцентрировался, то понял, что это мягкое покалывание имеет место не прямо в моем животе, а чуть выше него. Чем внимательнее я исследовал это явление, тем больше деталей замечал.
Расплывчатость ощущений вскоре сменилась определенностью. Между нервозностью и покалыванием, с одной стороны, и солнечным сплетением и игрой – с другой, существовала странная связь.
Когда это ощущение стало более острым, я непроизвольно прижал правое колено к груди. Таким образом, эти две тоски сблизились настолько, насколько позволяла анатомия. Секунду меня трясло от необычайной нервозности, а затем я ясно почувствовал, что подметаю пол своей средней точной. Это было тактильное ощущение, которое возвращалось вновь и вновь, как только я начинал раскачивать свое тело в сидячем положении.
Во время следующего сеанса Зулейка позволила мне войти в состояние спокойного бодрствования. На этот раз оно было не совсем таким, как обычно. Во мне, казалось, присутствовал своего рода контроль, мешавший мне свободно наслаждаться этим состоянием, как это было прежде, - контроль, заставивший меня сосредоточиться на шагах, предпринятых мною, чтобы в это состояние войти. Сначала я ощущал щекотку в точке своего второго внимания на моей светящейся оболочке. Я промассировал эту точку, двигая пальцами так, будто играю на лютне, и точка опустилась к моему животу.
Я ощущал это как прикосновение рук к моей коже. Затем я почувствовал мягкое покалывание на наружной части икры. Это была смесь удовольствия и боли. Ощущение распространилось по всей ноге, затем по нижней части спины. Я чувствовал, как дрожат мои ягодицы. Все тело было охвачено дрожью. Мне казалось, что мой лоб и кончики пальцев на ногах вошли в соприкосновение. Я был похож на подкову со сведенными вместе концами. Затем я почувствовал, что меня как бы сложили вдвое и закатали в простыню. Нервные спазмы как бы заставляли простыню скатываться в рулон, со мной в его середине. Когда закатывание закончилось, я уже больше не мог ощущать своего тела. Я превратился в простое аморфное осознание, нервный спазм, обернутый вокруг себя. Осознание успокоилось в нише внутри самого себя.
Тут я понял невозможность описать все то, что происходит в сновидении. Зулейка сказала, что правая и левая сторона осознания сворачивается вместе. И то, и другое успокаиваются в едином клубке, вдавленном в центр второго внимания. Для того чтобы совершить сновидение, нужно манипулировать как светящимся, так и физическим телом. Во-первых, центр концентрации второго внимания должен быть сделан благодаря тому, что он будет вдавлен кем-то снаружи или втянут самим сновидящим. Во-вторых, для того чтобы отделить первое внимание от второго, центр физического тела, расположенные в средней точке и в икрах, должны быть активизированы и сдвинуты как можно ближе один к другому, пока не окажутся слитыми. Тогда возникает ощущение скатанности в клубок, и автоматически верх берет второе внимание. Объяснения Зулейки, дававшиеся в виде команд, лучше всего подходили для описания происходящего, потому что ни один из сенсорных ощущений, имеющих место в сновидении, не является частью нашего нормального опыта сенсорных ощущений. Все они приводили меня в замешательство. Источник щекочущего, покалывающего ощущения был локализован, поэтому беспокойство от ощущения его было минимальным. С другой стороны, чувство или ощущение накручивания на самого себя было гораздо более беспокоящим. Сюда входил целый комплекс сенсорных восприятий, проводивших тело в шоковое состояние. Я был убежден, что в один из моментов кончики пальцев моих ног касались лба, - но я знал, что принять эту позу я физически не в состоянии. В то же время я знал совершенно несомненно, что находился внутри сетки, вися вниз головой, как груша, в физическом плане я сидел, прижав колени к груди.
Зулейка сказала также, что ощущение скатанности в сигару и помещенности во впадину второго внимания было результатом соединения левого и правого осознания, при котором порядок доминирования переключаемся и ведущее положение занимает левая сторона. Она призывала меня быть достаточно внимательным, чтобы заметить обратный переход, когда оба внимания возвращается на прежние места и верх берет опять первое…
…Зулейка сказала, что прежде всего я должен достичь совершенства в движениях по своему желанию, произвольно. Свои инструкции она начинала с того, что вновь и вновь приказывала мне открыть глаза в то время, когда я пребывал в состоянии спокойного бодрствования…
…Она приказала мне встать, применив для движения свою волю. Она сказала, что я должен толкнуть себя вверх средней частью тела, что у меня там имеются три толстых щупальца, которые я могу использовать как костыли, чтобы поднять свое тело…
…Единственное, что мне сказала Зулейка о наших путешествиях (и это прозвучало как объяснение), что концентрация на своем внимании превращает сновидящего как бы в живой гарпун. Чем сильнее и безупречнее сновидящий, тем дальше он может проецировать свое второе внимание в неизвестное и тем дольше продлится его проекция в сновидении…
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:45 | Сообщение # 13
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
ОГОНЬ ИЗНУТРИ (7). Глава 11. «Сталкинг, намерение и позиция сновидения».

…-Одно из самых строгих правил новых видящих гласит, - продолжал дон Хуан, - «воин должен обучаться сновидению, пребывая в нормальном состоянии сознания». Следуя этому правилу, я начал обучать тебя сновидению с первых же дней нашего общения.
Я спросил:
-Откуда взялось это правило и чем обусловлена его строгость?
-Дело в том, что сновидение – вещь исключительно опасная, а сновидящий весьма уязвим, - ответил дон Хуан. – Опасность сновидения – в его немыслимой силе, а уязвим сновидящий потому, что сновидение отдает его на произвол непостижимой силы настройки.
Новые видящие обнаружили, что, будучи в нормальном состоянии осознания, мы обладаем множеством защитных механизмов, предохраняющих нас то разрушения силой незадействованных эманаций, подвергающихся настройке в процессе сновидения.
Так же как и сталкинг, сновидение началось с довольно незамысловатой находки. Древние видящие определили, что во сне точка сборки совершенно естественным образом несколько смещается влево. Спящий человек расслабляется, фиксация точки сборки нарушается, и самые разные типы незадействованных эманаций начинает светиться.
Толтеки сразу же заинтересовались этим открытием и начали работать с естественным сдвигом. В конце концов они научились его контролировать. Искусство контроля естественного сдвига они назвали искусством сновидения или искусством управления телом сновидения.
Знания древних видящих о сновидении были настолько обширны, что описать их вряд ли возможно. Однако новым видящим из всего этого пригодилась лишь весьма незначительная часть. Поэтому когда пришло время восстанавливать традиции, новые видящие взяли на вооружение только самые главные принципы сновидения. Эти принципы они использовали для смещения точки сборки, а также для того, чтобы увидеть эманации Орла.
Под сновидением видящие – и древние, и новые – понимали практику контроля естественного сдвига, которому точка сборки подвергается во сне. Дон Хуан подчеркнул, что контроль естественного сдвига ни в коем случке не предполагает каких-либо попыток этим сдвигом управлять. Речь идет только о фиксации точки сборки в том положении, которого она достигает, естественным образом перемещаясь во сне. Это – сложнейший маневр, осуществление которого потребовало от древних видящих чудовищных усилий и немыслимой степени концентрации.
Дон Хуан объяснил, что сновидящий должен добиваться очень тонкого равновесия. Ведь нельзя ни вмешиваться в сны, ни управлять ими посредством сознательного усилия сновидящего. И в то же время сдвиги точки сборки должен происходить в соответствии с его командами. Разрешить это противоречие рационально – невозможно. Зато можно практически.
На основании наблюдения сновидящих древние видящие пришли к заключению: сны должны следовать по своему естественному руслу. Толтеки увидели – одни сны сдвигают точку сборки сновидящего довольно глубоко влево, другие – не так глубоко. Разумеется, они задались вопросом: а что первично? Содержание сна заставляет точку сборки смещаться, то, что человек видит во сне, определяется сдвигом точки сборки вследствие использования незадействованных эманаций?
Довольно скоро они определили: первичное значение имеет сдвиг точки сборки влево – им определяется характер сновидений. Чем сдвиг глубже, тем более фантастические и живые картины человек видит во сне. Отсюда неизбежно последовали попытки древних видящих управлять снами с целью добиться максимально возможной глубины сдвига течки сборки влево. Немного поэкспериментировав, Толтеки обнаружил, что любая попытка сознательного или даже наполовину сознательного управления сном немедленно возвращает точку сборки в ее обычное положение. Поскольку же их интересовало обратное, они пришли к неизбежному выводу: вмешательство в сон является помехой естественному сдвигу точки сборки.
Это легло в основу совершенно поразительных знаний о сновидении, накопленных впоследствии древними видящими, – знаний, оказавших огромное влияние на все. Чего новые видящие стремились достичь с помощью сновидения, однако в своем исходном виде практически бесполезных.
Дон Хуан объяснял, что хотя я до сих пор и считал сновидение искусством управления снами, оно таковым на самом деле не является. Несмотря на то, что каждое из упражнений, которое он предлагал мне отрабатывать – например, находить во сне мои руки, - целью своей имело, казалось бы, именно обучение управлению снами. В действительности цель всех этих упражнений – фиксация точки сборки в том месте, куда она сдвинулась во время сна естественным образом. Это как раз тот момент, в котором сновидящий должен добиться тончайшего равновесия. Управлять можно только фиксацией точки сборки. Сновидящий подобен рыболову, вооруженному самозакидывающейся удочкой единственное, что он может сделать, - это удержать грузило там, где оно затонуло.
- Каким бы ни было место, в котором точка сборки оказывается во время сна, оно называется позицией сновидения, - продолжал дон Хуан. – Древние видящие достигли такого мастерства в сохранении позиции сновидения, что могли удерживать точку сборки в этом месте, даже проснувшись.
Подобное состояние древние видящие назвали телом сновидения. Они добились столь исключительной степени контроля над ним, что могли формировать новое временное тело каждый раз, когда просыпались в новой позиции сновидения.
Должен сказать тебе – сновидение обладает одним ужасным недостатком. Оно является достоянием древних видящих и запятнано их настроениями. Я вел тебя сквозь него с предельной осторожностью, но гарантий все же нет никаких.
-Гарантий чего, дон Хуан?
-Того, что ты не угодишь в какую нибудь из потрясающих ловушек, которыми изобилует сновидение. Дело в том, что на самом деле нет никакой возможности как-то направить сдвиг точки сборки в сновидении. Ибо определяется он единственным фактором – внутренней силой или слабостью сновидящего. И здесь мы сталкиваемся с первой ловушкой.
Поначалу новые видящие вообще сомневались в том, что сновидение может быть взято ими на вооружение. Они полагали, что оно не только не развивает сил воина, но более того – ослабляет его, делает капризным и склонным к одержимости. Все древние видящие отличались этими качествами. Но ничего, что заменило бы сновидение, новым видящим найти не удалось. Тогда они разработали систему поведения, которая была призвана компенсировать отрицательное воздействие сновидения. Эта система получила название пути, или тропы воина…
…-Теперь поговорим о теле сновидения, - продолжал дон Хуан. – На его изучении и использовании древние видящие сосредоточили свои усилия. И научились применять его как тело более практичное. Иными словами, они воссоздали себя во все более и более странных образах.
Всем видящим известно: множество древних магов так и не возвратились, однажды проснувшись в полюбившейся им позиции сновидения. Вполне вероятно, что они погибли в своих немыслимых мирах. А может, они живут по сей день в какой-нибудь невероятной искаженной форме или каким-нибудь совершенно фантастическим образом…
…-Древние видящие стремились получить совершенно точную копию тела, - продолжал он. – И это им почти удалось. Единственным, что им так и не удалось воспроизвести, были глаза. Вместо глаз у тела сновидения было просто свечение осознания. Когда раньше Хенаро показывал тебе свое тело сновидения, ты об этом не догадывался.
Новых видящих воссоздание точной копии тела интересует мало. Фактически, копирование тела их не интересует вообще. Однако название «тело сновидения» они сохранили. Так они называли чувство, сгусток энергии, который сдвигом точки сборки может быть направлен в любое место этого мира или в любое место какого угодно из семи миров доступных человеку.
Затем дон Хуан в общих чертах описал методику достижения тела сновидения. Все начинается с исходного действия, которое, будучи повторяемым с непреклонностью, порождает несгибаемое намерение. Несгибаемое намерение приводит к внутреннему безмолвию, а то, в свою очередь, генерирует внутреннюю силу, необходимую для сдвига точки сборки в нужные позиции во время сна.
Эту последовательность дон Хуан назвал фундаментом. Когда работа над фундаментом завершена, наступает очередь контроля. Его развивают посредством систематического сохранения позиции сновидения. Для этого используется практика упорного удержания картины сна. Благодаря настойчивой практики появляется способность свободно сохранять новые позиции сновидения, пользуясь для этого новыми снами. И дело здесь не столько в том, что по мере практики более совершенным становится контроль, сколько в том, что каждая тренировка в контроле увеличивает внутреннюю силу. А чем больше внутренняя сила, тем в более подходящие для развития уравновешенности позиции сновидения сдвигается точка сборки. Другими словами, сны сами по себе становятся все более управляемыми и даже упорядоченными.
-Развитие сновидящих – косвенное, - продолжал дон Хуан. – Именно поэтому видящие считают, что сновидение мы можем практиковать самостоятельно. В сновидении используется естественный, органичный сдвиг точки сборки, поэтому мы не нуждаемся ни в чьей помощи. Однако мы нуждаемся в уравновешенности, причем очень сильно. Дать же ее нам либо помочь нам ее обрести не может никто, кроме нас самих. Без уравновешенности точка сборки перемещается хаотично, что соответствует хаосу, царящему в наших обычных снах. Таким образом, в конечном счете тело сновидения достигается безупречностью нашей обычной жизни. Когда достигнута уравновешенность и позиции сновидения становятся все более и более устойчивыми, можно сделать следующий шаг: пробудится в любой из позиций сновидения. Звучит просто, однако в действительность речь идет о действии исключительно сложном – настолько сложном, что для его выполнения требуется задействовать не только уравновешенность, но также и все атрибуты пути воина, и в особенности – намерение.
Я спросил, как намерение помогает воину пробудиться в позиции сновидения. Он ответил, что намерение, будучи сложнейшим средством управления силой настройки, за счет уравновешенности сновидящего сохраняет настройку тех эманаций, которые начали светиться вследствие сдвига точки сборки.
Дон Хуан сказал, что в искусстве сновидения есть еще одна грозная ловушка – сама сила тела сновидения. Например, телу сновидения очень легко периодически подолгу созерцать эманации Орла. Однако в итоге оно так же легко может оказаться полностью ими поглощенными. Видящие, созерцавшие эманации Орла без помощи тела сновидения, умирали. А те, кто созерцал их в теле сновидения, сгорали в огне изнутри. Новые видящие решили эту проблему с помощью группового видения: пока один созерцал, остальные находились рядом, готовые прервать его видение.
-Как осуществляется групповое видение? – спросил я.
-Посредством совместного сновидения, - объяснил он. – Как ты сам знаешь, несколько видящих могут одновременно возбудить одни и те же незадействованные эманации. В этом нет ничего нереального. Правда, каких-то специальных методов или известных алгоритмов, позволяющих это осуществить, нет. Это просто случается.
Он добавил, что при совместном сновидении что-то вдруг начинает нас вести, и мы вдруг обнаруживаем, что видим ту же картину, что и остальные сновидящие. А происходит вот что: наше человеческое состояние заставляет нас автоматически сфокусировать свечение осознания на тех эманациях, которые используют другие находящиеся рядом человеческие существа. Мы согласуем положение своей точки сборки с тем положением, которое они занимает у них. В правосторонней части своего осознания мы делаем это каждый день, когда воспринимаем наш обычный мир. В совместном сновидении мы делаем то же самое, но только в левосторонней части осознания.
http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Вторник, 30.06.2009, 10:45 | Сообщение # 14
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
СИЛА БЕЗМОЛВИЯ (8). Глава 2. «Толчок духа».

…-Нагваль Элиас с большим уважением относился к сексуальной энергии, - сказал дон Хуан. – Он полагал, что, если она нам дана, мы должны использовать ее для сновидения и что сновидение утрачено человечеством из-за его способности нарушить шаткое умственное равновесие впечатлительных людей.
-Я учил тебя сновидению так же, как он учил меня, - продолжал дон Хуан. – Он учил меня, что, когда мы спим, точка сборки смещается очень мягко и естественно. Умственное равновесие является не чем иным, как фиксацией точки сборки в привычном для нас месте. Во сне эта точка сдвигается, и поскольку сновидение используется для контроля этого естественного сдвига и в сновидении задействована наша сексуальная энергия, то, когда эту энергию растрачивают на секс вместо сновидения, результат подчас оказывается катастрофическим. В этом случае точка сборки у сновидящих сдвигается в неправильное положение и они лишаются рассудка.
-Что ты хочешь сказать этим, дон Хуан? – спросил я, чувствуя, что сновидение не является основной темой нашего разговора.
-Ты – сновидящий, - сказал он. – Если ты не будешь осторожен со своей сексуальной энергией, тог можешь подвергнуть себя опасности неправильных сдвигов точки сборки. Минуту назад ты был озадачен своими реакциями. Это значит, что твоя точка сборки двигается не совсем правильно, поскольку твоя сексуальная энергия несбалансированна.
Я сказал что-то глупое и неуместное о сексуальной жизни взрослых мужчин.
-Наша сексуальная энергия – вот что управляет сновидением, - повторил он. – Нагваль Элиас учил меня, - а я учил тебя, - что ты используешь свою сексуальную энергию или для занятий любовью, или для сновидения. Третьего не дано. Причина, по которой я заговорил об этом, заключается в том, что твои трудности в понимании нашей последней темы – абстрактного – связаны с серьезными проблемами со сдвигом точки сборки.
-Так же было и со мной, - продолжал он. – Только когда моя сексуальная энергия освободилась от пут мира, все стало на свои места. Для сновидящих это является правилом. У сталкеров все наоборот…
…Он сказал, что у Нагваля Элиаса был такой уровень внутреннего покоя, какой сновидящие приобретают лишь пройдя через невообразимые битвы с самим собой…

http://nugos.fatal.ru/book/snovidenie.htm


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
Форум » Мир сновидений » Незабвенный Карлос » ИСКУССТВО СНОВИДЕНИЯ ((Выдержки из работ Карлоса Кастанеды.))
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru