Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий - Форум
Приветствую Вас Гость
Воскресенье
11.12.2016
14:48

Сонное Царство

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Общий раздел » Русская Цивилизация » Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий (Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий)
Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий
ШаманычДата: Суббота, 21.08.2010, 09:39 | Сообщение # 1
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
Игорь Литвин. "Затерянный мир, или малоизвестные страницы белорусской истории"

Всеслав Чародей.

Одним из самых славных властителей древнего белорусского государства был полоцкий князь Всеслав Брячиславович, прозванный Чародеем. Российская, а потом советская история старались максимально умалить значение его правления, а по возможности стереть из памяти потомков. Воспитание негативного восприятия правления Всеслава в значительной степени строится на половинчатом освещении битвы на Немиге.

Сведения о битве 1067 года, воспроизводятся только в редакции одной из противоборствующих сторон – киевлян, естественно, заинтересованных в приукрашивании себя и представлении противника в невыгодном свете. Представьте, что мы изучали бы историю Великой Отечественной войны только по материалам немецкой пропаганды. Картина событий была бы, мягко говоря, не совсем объективной. Иногда в киевской летописи желаемое выдаётся за действительное так грубо, что нелепость видна даже неспециалисту. Так, например, описывается “сокрушительная победа” киевлян над полоцким князем Брячиславом (отцом Всеслава) на реке Судоме. После “победы” киевляне “на всякий случай” отступили и сдали Брячиславу стратегически важные города Витебск и Усвяты, через которые проходили волоки торгового пути “из Варяг в Греки”.

Пролить свет на события древности могут летописи наших предков. Однако Полоцкая летопись был вывезена в Российскую империю, где её скрыли от глаз историков, возможно, потому что она противоречила официальной версии истории, согласно которой белорусский народ всегда был неудачником. Последний кто видел летопись – это Татищев. Согласно официальным данным, Полоцкая летопись погибла при пожаре Москвы в 1812 году. По неофициальным, возможно, хранится и сейчас в запасниках Русского музея, Эрмитажа или более серьёзных организаций. Её опубликование, возможно, перевернуло бы официальную историю. Умышленное утаивание, а возможно и уничтожение белорусских летописей демонстрирует неуверенность российских властителей в достоверности официальной версии исторических событий, а также проявляет истинное отношение к “братскому” белорусскому народу. Создание препятствий для возвращения в Беларусь её исторических и культурных ценностей, проблему исторической справедливости из разряда теоретических споров о давно минувших событиях переводит в плоскость реального противостояния российскому империализму. Следует также заметить, что с многих летописей делались копии, которые, возможно, сохранились в архивах и хранилищах западноевропейских стран.

Но даже по версии событий, имеющей хождение теперь, основанной на киевской летописи Нестора, при более внимательном прочтении вырисовывается картина победы наших предков на Немиге. В одиннадцатом веке Менск занимал значительно меньшую площадь, чем теперь и был пограничным городом Полоцкого княжества. Основной торговой артерией между северной и южной Европой в то время был “путь из Варяг в Греки”. Проходил он из Балтийского моря по Двине до Витебска. Потом ладьи и дракары тянули волоком по суше. Далее по Днепру – в Чёрное море. В столице Восточно-римской империи (позже Византийской) – Константинополе (теперь Стамбуле) находился один из главных символов христианства – собор святой Софии (сейчас – мечеть Аль София). Ещё до разделения христианства на католицизм и православие (в 1054 году), в 40-х годах XI века были построены храмы святой Софии в соперничавших друг с другом Полоцке, Новгороде и Киеве. Это были не просто культовые сооружения. Они играли большую политическую роль, символизируя равенство со Вторым Римом – Константинополем. В 1066 году полоцкий князь Всеслав Чародей взял приступом Новгород и снял с Софийского собора колокола. Своё место они нашли на звоннице Софии Полоцкой. Зимой 1066-1067 Всеслав двинулся на Новогрудок. Киевские князья – Ярославичи не стали дожидаться, когда придёт их черёд, решились пойти в поход на Полоцк первыми. Их путь преграждал пограничный Менск. Несмотря на неравенство сил, запугать минчан не удалось. Горожане отказались от сдачи и решили защищать свой город до подхода армии. Судя по летописи, сопротивление не было символическим. Свирепость захватчиков, не пощадивших “… ни челядина, ни скотину”, свидетельствует о стойкости горожан. Всеслав, совершив марш-бросок от Новогрудка к Менску, застал уже пепелище. Две армии долго стояли в снегу друг против друга. Состоявшаяся битва отличалась крайней жестокостью. Киевский летописец пишет о том, что Всеслав Полоцкий был побеждён и с ним были начаты переговоры. Если Всеслава победили, зачем вести с ним переговоры? О чём? По военным канонам того времени, победителем считался тот, кто остался стоять на поле боя, “на костях”, т.е. Всеслав. Киевляне отступили. Победа досталась дорогой ценой. Менск пришлось отстраивать заново.

Спустя несколько месяцев, летом 1067 года, Ярославичи повторили попытку поставить Полоцкое княжество в зависимость от Киевской Руси. На этот раз по Днепру их войско дошло до Орши. Опять две армии долго стояли друг напротив друга. Никто не решался под обстрелом противника переправляться через реку. Явным преимуществом не обладала ни одна из сторон и Ярославичи предложили мирные переговоры. Для этого они пригласили Всеслава переплыть в лодке на их берег. Как гарантию безопасности, на виду обеих армий, братья Ярославичи целовали крест. Как только челн Всеслава с сыновьями причалил к берегу, они были схвачены. В киевской темнице – порубе, Всеслав пробыл не долго. То ли Бог наказал Ярославичей за клятвопреступление, то ли киевляне устали от их алчности, но в 1068 князья были изгнаны. Освобожденного Всеслава киевляне пригласили на престол. После удачного похода под его руководством на Тмутаракань, Киевское княжество получило выход к Чёрному морю. Под властью полоцкого князя Всеслава Чародея оказалась огромная территория - от Балтийского до Чёрного моря. Позже, идея создания государства от моря до моря, охватывающего весь торговый путь “из Варяг в Греки” была реализовано в виде могущественной империи – Великого Княжества Литовского.

Летописцы пишут о том, что даже в Киеве “Всеслав слышал звон колоколов Софии Полоцкой”, т.е. тосковал по родине. Скорее всего, речь идет не только об эмоциях, но и о безопасности власти. В Полоцке он был не только на родных землях, но и являлся легитимным правителем. Верховной властью в государстве обладало вече и покушение на князя не имело смысла, так как узурпатор на престоле не был бы признан. В Киеве, в любой момент в результате действия яда или удара кинжала, на его месте мог оказаться кто-то другой. С риском для жизни было связано не только занятие киевского престола, но и уход с него. Всеслав вывел киевлян в поход на польского короля Болеслава, а сам с отрядом верных людей поскакал в Полоцк.


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
ШаманычДата: Суббота, 21.08.2010, 10:34 | Сообщение # 2
Нагваль нах
Группа: Администраторы
Сообщений: 1986
Статус: Offline
Волх Всеславьевич

По саду, саду по зеленому,
Ходила-гуляля молода княжна
Марфа Всеславьевна,
Она с каменю скочила на лютова на змея;
Обвиваетца лютой змеи
Около чебота зелен сафьян,
Около чюлочика шелкова,
Хоботом бьет по белу стегну,
А втапоры княгиня понос понесла,
А понос понесла и дитя родила.
А и на небе просветя светел месяц,
А в Киеве родился могучь богатырь,
Как бы молоды Вольх Всеславьевич.
Подрожала сыра земля,
Стреслося славно царство Индейское,
А и синея моря сколыбалося
Для-ради рожденья богатырскова,
Молода Вольха Всеславьевича;
Рыба пошла в морскую глубину,
Птица полетела высоко в небеса,
Туры да олени за горы пошли,
Зайцы, лисицы по чащицам,
А волки, медведи по елникам,
Соболи, куницы по островам.
А и будет Вольх в полтора часа,
Вольх говорит, как гром гремит:
- А и гои еси, сударыня матушка,
Молода Марфа Всеславьевна!
А не пеленаи во пелену черчатую*,
А не пояс в поесья шелковыя,-
Пеленаи меня, матушка,
В крепки латы булатныя,
А на бубну голову клади злат шелом,
По праву руку - палицу,
А и тяшку палицу свинцовую,
А весом та палица в триста пуд.-
А и будет Вольх семи годов,
Отдавала ево матушка грамоте учитца,
А грамота Волху в наук пошла;
Посадила ево уж пером писать,
Писмо ему в наук пошла;
А и будет Волх десяти годов,
Втапоры поучился Вольх ко премудростям:
А и первой мудрости учился-
Обвертоватца ясным соколом,
Ко другой-та мудрости учился он, Вольх,-
Обвертоватца серым волком,
Ко третеи-та мудрости учился Волх-
Обвертоватца гнедым туром - золотыя рога.
А и будет Вольх во двенадцать лет,
Стал себе Вольх он дружину прибирать,
Дружину прибирал в три годы;
Он набрал дружину себе семь тысячеи;
Сам он, Вольх, в пятнацать лет,
И вся ево дружина по пятнадцати лет.
Прошла та слава великая
Ко столному городу Киеву:
Индеискои царь нарежаетца,
А хвалитца-похваляитца,
Хочет Киев-град за щитом весь взять,
А Божьи церкви на дым спустить
И почестны монастыри разорить.
А втапоры Вольх он догадлив был:
Со всею дружиною хораброю
Ко славному царству Индейскому
Тут же с ними во поход пошел.
Дружина спит, так Вольх не спит:
Он обвернетца серым волком,
Бегал-скакал по темным по лесам и по раменью*
А бьет он звери сохатыя,
А и волку, медведю спуску нет,
А и соболи, барсы - любимои кус,
Он заицам, лисицам не брезговал.
Волх поил-кормил дружину хоробраю,
Абувал-адевал добрых молодцов,
Насили оне шубы соболиныя,
Переменныя шубы-то барсовыя.
Дружина спит, так Вольх не спит:
Он обернетца ясным соколом,
Полетел он далече на сине море,
А бьет он гусей, белых лебедеи,
А и серым малым уткам спуску нет.
А поил-кормил дружинушку хораброю,
А все у нево были ества переменныя,
Переменныя ества, сахарныя.
А стал он, Волх, вражбу чинить**:
- А и гои еси вы, удалы добры молодцы!
Не много не мало вас - семь тысячеи,
А и ест у вас, братцы, таков человек,
Хто бы обвернулся гнедым туром,
А збегал бы ко царству Индейскому,
Проведал бы про царство Индейское,
Про царя Салтыка Ставрульевича,
Про ево бубну голову Батыевичу?-
Как бы лист со травою пристилаетца,
А вся ево дружина приклоняетца.-
Отвечают ему удалы добры молодцы:
- Нету у нас такова молодца,
Опричь тебя, Волха Всеславьевича.-
А тут таковой Всеславьевич
Он обвернулся гнедым туром-золотыя рога,
Побежал он ко царству Индейскому,
Он первую скок за целу версту скочил,
А другой скок на могли наити;
Он обвернетца ясным соколом,
Полетел он ко царству Индейскому.
И будет он во царстве Индейском,
И сел он на полаты белокаменны,
На те на полаты царския,
Ко тому царю Индейскому,
И на то окошечко косящетое.
А и буиныя ветры по насту тянут,
Царь со царицею в разговоры говорит.
Говорила царица Аздяковна,
Молода Елена Александровна:
- А и гои еси ты, славнои Индеискои царь!
Изволишь ты нарежатца на Русь воевать,
Про то не знаешь - не ведаешь:
А и на небе просветя светел месяц,
А в Киеве родился могучь богатырь,
Тебе царю сопротивничик.-
А втапоры Волх он догадлив был:
Сидючи на окошке косящетом,
Он те-та де речи повыслушал,
Он обвернулся горносталем,
Бегал по подвалам, по погребам,
По тем по высоким теремам,
У тугих луков титовки накусывал,
У каленых стрел железцы повынимал,
У тово ружья веть у огненнова
Кременья и шомполы повыдергал,
А все он в землю закапывал.
Обвернетца Вольх ясным соколом,
Звился он высоко по поднебесью,
Полетел он далече во чисто поле,
Полетел ко своей ко дружине хоробрыя.
Дружина спит, так Вольх не спит,
Разбудил он удалых добрых молодцов:
- Гои еси вы, дружина хоробрая,
Не время спать, пора вставать,
Пойдем мы ко царству Индейскому!-
И пришли оне ко стене белокаменной,
Крепка стена белокаменна,
Вороты у города железныя,
Крюки-засовы все медные,
Стоят караулы денны-ножны,
Стоит подворотня дорог рыбеи зуб,
Мудрены вырезы вырезено,
А и толко в вырезу мурашу пройти.
И все молодцы закручинилися,
Закручинилися и запечалилися,
Говорят таково слово:
- Потерять будет головки напрасныя,
А и как нам будет стена пройти?-
Молоды Вольх, он догадлив был:
Сам обернулся мурашиком
И всех добрых молодцов мурашками,
Прошли оне стену белокаменну,
И стали молодцы уж на другой стороне,
В славном царстве Индеискием,
Всех обернул добрыми молодцами,
Со своею стали збруею со ратною,
А всем молодцам он приказ отдает:
- Гои еси вы, дружина хоробрая!
Ходите по царству Индейскому,
Рубите старова, малова,
Не оставте в царстве на семена,
Оставте толко вы по выбору
Не много не мало - семь тысячеи
Душечки красны девицы!-
А и ходят ево дружина по царству Индейскому,
А и рубят старова, малова,
А и толко оставляют по выбору
Душечки красны девицы.
А сам он, Вольх, во полаты пошол,
Во те во полаты царския,
Ко тому царю ко Индейскому.
Двери были у полат железныя,
Крюки-пробои по булату злачены,
Говорит тут Вольх Всеславьевич:
- Хотя нога изломить - а двери выставить!-
Пнет ногои во двери железныя-
Изломал все пробои булатныя.
Он берет царя за белы руки,
А славнова царя Индеискова,
Салтыка Ставрульевича,
Говорит тут Вольх таково слово:
- А и вас-та, цареи, не бьют - не казнят.-
Ухватя ево, ударил о кирпищетои пол,
Разшиб ево в крохи говенныя.
И тут Вольх сам царем насел,
Взявши царицу Азвяковну,
А и молоду Елену Александровну,
А и те ево дружина хоробрыя
И на тех на девицах переженилися.
А и молоды Вольх тут царем насел,
А то стали люди посацкия,
Он злата-серебра выкатил,
А и конец, коров табуном делил,
А на всякова брата по сту тысячеи.

ПРИМЕЧАНИЯ

* - черчатая - багряная, пурпурная.
* - раменье - густой лес.
** - вражбы чинить - ворожить, колдовать.


Нас забудут не раньше чем в среду к утру)
 
Форум » Общий раздел » Русская Цивилизация » Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий (Всесла́в Брячисла́вич, Всесла́в Ве́щий)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru